Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. 1 Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch.
Сообщество Рассказы о родах

ЗАПИСЬ

Людмила Зорина 15 ноября 2014, 01:23 , Симферополь ···

Появление на свет нашего Феденьки. Очень много букв.

Как и многим, мне казалось, что я рожу раньше: ПДР стоял на 12-13 октября, но личный календарь сообщал, что 29 сентября (как раз в мой день ангела) будет 38 недель и доношенная беременность и я думала «а чего зря дальше ходить?». Но прошла и 38, и 39 неделя, и ПДР по УЗИ, и ПДР по месячным, и Покров, и день святого адмирала Федора Ушакова, в честь которого мы решили назвать сына, а малыш все никак не просился наружу, и мне стало казаться, что я вообще никогда уже не рожу. А что, к пузатому состоянию я уже весьма привыкла, правда, с каждым днем все больше болели и как-то расшатывались связки в ногах и ходить было очень тяжело.

18 октября меня посмотрела врач и сказала 20, в понедельник, ложиться в стационар, на что я и настроилась, а мама посоветовала перед родами исповедоваться и причаститься. Как раз была суббота и я сходила на службу, а ночью, когда ложилась спать, заметила, что как-то странно потягивает живот и спину. К тому времени мне каждую ночь казалось, что «вот оно - началось!», поэтому я особо не удивилась, но легкие схваточки (а это чувствовалось именно так, словно кто-то сжимает низ живота и поясницу) продолжались. Я попробовала загрузить схваткосчиталку на нетбуке, но было очень неудобно, тогда пошла и попросила у мужа смартфон, а поскольку пользоваться им не умею, сказала, что на будущее, попросила установить программу и научить пользоваться. В два часа ночи муж, наконец, бросил свой компьютер, прибежал, схватил телефон и сбросил все результаты, тут уже я на него напустилась, он понял, что таки начинается, начал бегать по квартире и радостно вопить. А я все сомневалась: не тренировочные ли они? Поскольку было немного больно, то я чувствовала себя героиней, и мы с мужем отвлекались, смотря сериалы. Через часик меня неожиданно стало дико тошнить и весь ужин отправился в ведро для бумаг, оказавшееся под рукой. Потом меня начало знобить и температура поднялась до 38,5 градусов. Дополняло эту красоту то, что воду у нас по ночам отключают, хорошо, что минералка была. В шесть утра мы позвонили маме, она пришла, стала щупать живот, засекать время и очень сомневаться, схватки ли у меня. Температура наводила ее на мысль, что я просто заболела. Надо сказать, что с двух часов ночи муж кричал, что пора ехать в роддом, а периоды с самого начала были 5-6 минут и сокращаться не собирались. Когда мама признала, что это, наверное, схватки, мы позвонили врачу и в девять утра поехали в больницу. Там меня оформляли, я картинно дышала, опиралась на стеночку и была в отличном настроении. Наконец, меня перевели в родзал, ласковая санитарка помогла переодеться в рубашку и халат, пришла врач, осмотрела, и сказал «Да ты вообще в родах? Раскрытие один палец, шейка не сглажена!».

В общем, отправили меня в патологию беременных, а муж засобирался домой, но мне было так обидно и неуютно, что я его не отпустила. Вся палата была полна веселых пузатых женщин, которые дружно мне сообщили, что у них у всех 41 неделя, и они лежат здесь не первый день. Это не внушало мне оптимизма. Мужу было там неуютно, и мы пошли в холл. Муж спал, сидя на диване, а я упрямо считала свои схватки и ходила туда-сюда по коридору. Мама по телефону «утешила» меня, что некоторые рожают по трое суток. Так, периодами по пять минут бежало время, интервалы не сокращались, а схватки стали усиливаться. Это заметил проснувшийся муж, стал меня поддерживать, помогать дышать, гладить поясницу и живот, а кроме того, дергать дежурную сестру и названивать врачу (она принимала другие роды). Все на него сердились за эту активность, а я начинала мучиться все сильнее, пугая лежащих на сохранении будущих мам и опираясь во время схваток на стенку холодильника. Интервалы не сокращались. Где-то в 12 или час дня меня опять посмотрела врач и сказала, что ничего не изменилось, я чуть не заплакала, но врач утешила меня, что скоро освободится родзал, меня положат в ванну и это поможет.

Через часик меня перевели в родзал, та же добрая санитарка на пару с мужем помогли раздеться и лечь в ванну. И я скажу вам: ванна - это вещь! Мало того, что боль чувствовалась меньше, именно в горячей водичке у меня получалось правильно дышать и с каждой схваткой я чувствовала, как раскрывается шейка, а еще здорово стала идти кровь, что вновь вызвало неуемную активность мужа и он задергал всех врачей. В соседнем родзале принимала роды моя врач у моей же будущей соседки по палате. Соседка громко кричала и с каждым ее криком у меня тут же начиналась схватка. Через пару часов врач и акушерка стали говорить, чтобы я вылезала, а я стала проситься, посидеть в ванне еще, но меня отругали «видишь же, у тебя кровь идет» и отправили на специальную кровать - оно же кресло - она же стол для родов. Тут мужа выгнали, мне вставили капельницу в руку. Я стала просить: не усиливайте мне схватки!, а акушерка удивленно ответила: куда уже усиливать? Это физраствор» и мне прокололи пузырь ужасной длинной спицей. Схватки к тому времени были очень сильные и шли без перерыва. На меня нацепили КТГ, впустили ко мне маму и оставили продолжать процесс.

Тут, я вам скажу, началось самое веселье! Схватки шли почти без перерыва и очень сильные, в левой руке капельница, живот обтянут ремнями КТГ, которые во время схватки очень усиливают боль. В общем, дышать спокойно уже не получалось, поэтому я пыхтела, как бешеный паровоз и извивалась на столе, как одержимые из фильмов ужасов. Бедная мама держала меня за руку, давала пить воду и пыталась чем-то отвлечь, но во время схваток я злилась и сообщала ей, родившей пятерых детей, какие-нибудь вещи вроде «никогда больше не рожу», а врачу «уберите от меня эту дрянь (про КТГ)». Врач рассердилась и сказала, что у меня зеленые воды, нужно контролировать состояние ребенка.

Если честно, то о малыше я почти не думала, то, что я рожаю, казалось нереальным и все ощущалось, как пытки, цель которых меня уже не особо трогала. Через пару часов начались потуги: сначала слабые, а потом все сильнее. Прибежали врач и акушерка, я обрадовалась, что наконец начинается самое главное, а мама стала говорить, что потуги - это чепуха по сравнению со схватками. Надо сказать, что до родов я смотрела много видео, отлично помнила о правильном дыхании и была почему-то уверена, что рожу за три полноценные потуги. Я старательно тужилась и дышала, потуг прошло куда больше трех и тут пошла голова малыша! Да не просто пошла, а уперлась в стеночку промежности и выходить не хотела. Все эти ощущения: осознание того, что вот оно - через это маленькое отверстие лезет ребенок; сильное напряжение и то, что он никак не рождается выбили меня из колеи. Я принялась плакать, перед всеми извиняться и нести какую-то околесицу, врачи стали меня ругать за что-то: кажется, я трясла ногами и мешала им. Встал вопрос о разрезе, я услышала об этом и принялась кричать «не надо!», пришли неонатологи и даже какой-то мужчина, но я все это воспринимала фрагментарно. В итоге, врач сказала мне расслабиться и ничего не делать, надавила на живот, а акушерка направляла голову малыша и контролировала процесс у меня между ног. В общем, соображала я плохо, но помню, как было скользко, когда малыш вышел на свет, Я спросила, почему он такой маленький, а акушерка ответила «ты еще больше хотела?» Потом мне его теплого, мокрого и слизкого положили на живот. И я принялась рыдать от накативших чувств.

Удивительным было и чувство, что впервые за многие часы нет изнуряющей боли, но я вспомнила, что еще и плаценту рожать, испугалась и втайне стала надеяться, что ее выдернут за пуповину. Но она, конечно, родилась сама, и это совсем не было ужасно. Потом меня слегка зашивали (квалификация врача и акушерки помогли избежать почти неизбежных в моем случае эпизио или больших разрывов), тыкали в живот, проверяя сокращение матки и еще что-то делали. Все эти манипуляции казались ужасными, а я сама себе - большущей трусихой и никудышней роженицей, правда потом при каждой встрече врач говорила, что я большая молодец и все время родов очень мужественно держалась J

Потом два или три часа мы ждали чего-то: мама и муж носились туда-сюда малышом, радовались, пытались приложить мне его к груди, что получалось плохо. Федька искал сосок, хватал, почему-то начинал психовать и выплевывать его, так что мама и муж тут же увидели в нем мой характер. Я лежала с капельницей в руке и попой в каком-то железном тазу, укрытая больничным одеялом и чувствовала, что вся нижняя половина тела перепачкана кровью - эти факторы добавляли в общую идеальную картинку ощущение моей какой-то ущербности. Потом пришли врачи, взвесили, измерили и оценили малыша (3430, 51 см, 9/10 по Апгар), меня стала вытирать та же добрая санитарка (жаль, не знаю имени) - мне было перед ней очень неудобно, а она меня уговаривала, что все в порядке вещей, потом, наконец, мы стали собираться в палату. Мама и муж собрали наши мешки, помогли мне переодеться, меня усадили бочком в инвалидное кресло и повезли на другой этаж. Муж сказал, что как для только что родившей, я чудесно выгляжу и, увидев себя где-то по пути в зеркале, я с удивлением заметила, что на такую жертву пыток, какой себе казалась, не очень-то и похожу, а встречавшиеся в коридоре незнакомые люди нас поздравляли.

Было уже довольно поздно (родила я в 18.40, в палату мы перешли около 22 часов), мне помогли постелить постель, мама и муж наскоро разложили вещи и ушли. Стали приходить врачи: акушерка снова тыкала в живот и предупредила меня, что если не пойду сейчас же по-маленькому, то поставят железный катетер; неонатолог приложила к груди (было больно, а мне даже не пришло в голову об этом сказать, и в этот же вечер треснул сосок), сказала записывать время кормлений и когда малыш ходит в туалет, а также температуру. Тут выяснилось, что мои уставшие мама и муж в спешке случайно унесли ручку, телефон, градусник, мою теплую кофту, взятую на роль халата. Первая ночь прошла сюрреалистично: я плохо помню, часто ли малыш плакал, но спал он со мной и постоянно кормился, не помню, много или мало мы спали, не знала, во сколько просыпались, а все время из соседних родзалов доносились душераздирающие вопли. За ночь на этаже родили еще четыре женщины.

Рассказ получился такой длинный, что писать сюда еще и о последующих днях пока не вижу смысла, напишу в следующих постахJ

Короткие выводы:

- неделю мне казалось, что я теперь какая-то калека, но все прошло;

- криками и паникой во время схваток женщина продлевает свои муки (как это было у многих девочек в роддоме), а во время потуг рискует малышом и собой (разрывы гарантированы). Надо, во что бы то ни стало слушаться врача;

- близкие люди на родах - это суперпомощь! Я очень-очень благодарна мужу и маме за их поддержку!

- боль забывается, а малыш остается!

1

КОММЕНТАРИИ

Ludmilochka 15 ноября 2014, 08:01
                                    

Я тоже с ктг на кровати два часа пролежала,это было невыносимо больно,схватки лёжа:-( когда ходишь,всё это пережить нааааамного легче:-) но зато,когда родилась моя пуговка,в один миг все сразу же забылось:-) 

Ответить
Людмила Зорина 15 ноября 2014, 23:09 , Симферополь
                                    а я почти перед потугами выпросилась постоять, встала у кровати, но нормально стоять уже не могла и ктг все равно было ко мне привязано.
Ответить