Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. 1 Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch.
Сообщество Ислам

ЗАПИСЬ

FatimaA M 17 октября 2014, 02:02 , Стамбул ···

Жены сподвижников (да будет доволен ими Аллах)

Ассалам алейкум ва рахматуЛлахи ва баракатух! Сестры, покидайте мне историй про жен сахабов, пожалуйста. Желательно такие, где сподвижник сам описывает свою жену. Например, как история ниже. Заранее джазакиЛЛах хайран.

Прекрасная жена

(по книге "Табаи' ан-Ниса" Ибн 'Абд Раббиха аль-Андалуси)

Хейсам ибн 'Ади ат-Таи рассказывал, что Муджахид рассказывал со слов аш-Ша'би, что однажды Шурейх сказал ему: «О Ша'би! Тебе следует жениться на женщине из племени Тамим. Они очень умные». Он спросил: «В чем же проявляется их ум?» Шурейх сказал: «Однажды я возвращался с похорон днем и проходил мимо их поселений. Там я встретил старушку, стоявшую около двери. Рядом с ней стояла девушка, самая красивая из всех, что я видел за свою жизнь. Я подошел и попросил попить, хотя мне вовсе не хотелось пить. "Чего ты хочешь выпить?" - спросила старушка. Я ответил: "Чего-нибудь". Она сказала: "Поторопись, девушка! Принеси ему молока! По-моему, этот мужчина не местный". Я спросил: "Кто эта девушка?" Она ответила: "Это - Зейнаб, дочь Джарира. Она из семьи Ханзалы". Я спросил: "Она свободна или занята?" Старушка ответила: "Свободна". Тогда я сказал: "Выдай ее замуж за меня". "Если вы соответствуете друг другу", - ответила старушка на диалекте племени Тамим. Я пошел домой отдохнуть, но сон отошел от меня. Когда я совершил полуденный намаз, то взялся за руки моих братьев-уважаемых чтецов Корана 'Алкамы, аль-Асвада, аль-Мусайаба и Мусы ибн 'Арфаты. С ними я отправился на встречу с дядей девушки. Он встретил меня и спросил: "О Абу Умейа! Чего ты хочешь?" Я ответил: "Я хочу жениться на Зейнаб, дочери твоего брата". Он сказал: "Она тоже не отказалась бы выйти замуж за тебя". А затем он женил меня на ней. Вот тогда я вспомнил о жестокосердии женщин племени Тамим и пожалел о содеянном. Я сказал себе: "Что я буду делать с женщинами племени Тамим? Лучше я разведусь с ней". Но потом я сказал: "Нет, лучше я прижму ее к себе. Может быть, я буду доволен. А если нет, то поступлю так, как пожелаю". Если бы ты видел, Ша'би, как женщины наставляли ее, когда завели ко мне. По Сунне, если жена заходит к своему мужу, тот должен встать и совершить намаз из двух рак'атов, а затем попросить Аллаха даровать ему то хорошее, что есть в его жене, и попросить Аллаха уберечь его от того зла, что есть в ней. Я совершил намаз и завершил его словами приветствия. Тут я заметил, что она молится за мной, и когда я закончил молиться, ко мне зашли рабыни, которые взяли мою одежду и надели на меня темно-желтую рубашку. Когда дом опустел, я подошел к ней и протянул руку к ее талии. Она сказала: "Подожди, Абу Умейа! Стой, где стоишь". Затем она сказала: "Хвала Аллаху, которого я восхвалаю и прошу о помощи! Благословение Мухаммаду и его семье! Я не знакома с тобой и не знаю твоего характера. Расскажи мне, что тебе нравится, чтобы я придерживалась этого, и что тебе не нравится, чтобы я отошла от этого". И еще она сказала: "Ты был уже женат в своем народе, и я тоже. Но случилось то, что предопределил Аллах. Теперь я твоя, и посему поступай так, как повелевает тебе Аллах: удержи по-хорошему или отпусти с миром. Вот то, что я хотела сказать. И я прошу прощения у Аллаха для себя и для тебя!"»

Шурейх продолжил: «О Ша'би! Она принудила меня обратиться к ней со словами: "Хвала Аллаху, которого я восхваляю и прошу о помощи! Мир и благословение Пророку и его семье! Ты произнесла прекрасные слова. Если ты будешь придерживаться их, то получишь добрый удел. Но если ты отвернешься от них, то это обернется против тебя. Я люблю такие вещи и не люблю такие. Теперь мы вместе, и поэтому не надо различать между нами. Если увидишь хорошее, то разглашай. А если увидишь плохое, то покрой". Тогда она что-то сказала, но я уже не припоминаю это. А еще она спросила: "Как ты воспринимаешь визиты родственников?" Я сказал: "Не люблю, когда свойственники начинают меня беспокоить". Она спросила: "А кого ты хочешь впускать домой из твоих соседей? Я буду впускать их. А тех, кого ты не любишь, я тоже не стану любить". Я сказал: "Та семья - честная, а та - скверная". О Ша'би! В ту ночь я спал счастливым. После этого она прожила со мной год, и я не видел от нее ничего дурного. В начале следующего года я вернулся домой с собрания шариатского суда и увидел там старушку, которая распоряжалась в нашем доме. Я спросил: "Кто это?" Мне сказали: "Это - твоя теща". В тот момент я забыл обо всем, что чувствовал. Затем я сел лицом к старушке. Она сказала: "Мир тебе, Абу Умейа!" Я ответил: "И тебе мир! Кто ты?" Она сказала: "Я прихожусь тебе тещей". Я сказал: "Пусть Аллах приблизит тебя еще ближе!" Она спросила: "Как тебе твоя жена?" Я ответил: "Прекрасная жена!" Она сказала: "О Абу Умейа! Женщина не бывает плохой, если есть две причины: если она родила сына или же получила признание своего мужа. Если тебя станут терзать сомнения, то возьмись за кнут. Клянусь Аллахом! В доме мужчины нет ничего хуже избалованной жены". Я сказал: "Клянусь Аллахом! Ты дала ей хорошее воспитание". Она спросила: "Хочешь ли ты, чтобы к тебе приходила твоя теща?" Я сказал: "Когда пожелаешь". Она приходила ко мне в начале каждого года и давала хорошие советы. Я прожил со своей женой двадцать лет, ни в чем не упрекая ее. И только один раз я упрекнул ее, но поступил несправедливо. Дело было так. Муэдзин объявил о начале намаза после того, как мы совершили два рак'ата добровольного намаза. Тогда я был имамом целого поселка. Вдруг я заметил приближение скорпиона. Я взял посуду и накрыл его, а потом сказал: "Зейнаб! Не двигайся, пока я не приду". Если бы ты видел, Ша'би! Когда я вернулся с намаза, то обнаружил, что скорпион уже ужалил ее.[18] Я попросил, чтобы все успокоились и чтобы мне принесли соль. Я постучал ей по пальцу, а затем начал читать суры "аль-Фатиха", "аль-Фаляк" и "ан-Нас"».[19]


1