Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. 1 Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch.
Сообщество Я ФАНАТКА своего ребёнка

Вред обезболивания родов

Синди M 13 марта 2011, 13:31 , Стокгольм ···
Хватит касторку пить перед родами, может закончиться плачевно
image
Хватит касторку пить перед родами, может закончиться плачевно   

Сначала я написала этот пост "Касторка не стимулирует родовую деятельность :)))http://www.babyblog.ru/community/post/fanatka/1168296
Теперь, вот, ещё нашла инфу про касторку, правда, не касторкой я интересовалась - а летальным исходом в родах - под названием "амниотическая эмболия". Читайте на здоровье. 
http://www.critical.ru/actual/shifman/v3_7.htm Появилось даже сообщение о связи касторового масла, применяемого для стимуляции родовой деятельности, с возникновением амниотической эмболии. Приём внутрь касторового масла увеличивает концентрацию простагландина Е и, таким образом, может вызывать схватки и потенцировать действие различных сокращающих средств. Следовательно, и касторовое масло, и другие факторы, вызывающие чрезмерно сильные схватки и рост внутриматочного давления, могут способствовать возникновению амниотической эмболии.

Ещё абзац (оттуда же) тоже интересный и доказывающий, как вреден может быть окситоцин:

Амниотическое давление может превысить венозное при стремительных родах, тазовом предлежанииплода, крупном плоде или многоплодной беременности, при ригидной шейке матки и несвоевременно вскрытом плодном пузыре. Среди предрасполагающих к амниотической змболии факторов выделяют стимуляцию родовой деятельности окситоцином. Следует иметь в виду, что при операции кесарева сечения инфузия окситоцина со скоростью 10 капель/мин уже сама по себе может приводить к развитию артериальной гипотонии. 
Поделиться
Синди M 13 марта 2011, 11:36 , Стокгольм ···
Обезболивание на случай кесарева, что лучше выбрать?


Обезболивание на случай кесарева, что лучше выбрать?

Пока читаю, не пришла к мнению, вроде, спинальная получше эпидуральной, но лучше этого вообще избежать, т.к. любая анестезия может закончиться остановкой сердца или аллергич. шоком, любая! Поэтому это годится только для КС, ну, я про здравомыслящих женщин, а не тех, кто мало читал, или просто в голову не берёт, что им говорят. Ведь, оказывается, 7% населения веготоники, у них может быть асистолия (остановка сердца) при любой дозе препарата.

Я б для обезболивания обычных родов не рискнула, и правильно делают в Голландии, что эпидурал только для КС, а то бы многих недосчитались. Как я правильно сестре не дала себя этой пакостью травить. Мог бы быть аллергошок - смерть (не всех же удаётся откачать), а ре. сирота, и плюс - вялость после родов, т.к. тоже хлебнул бы свою дозу, снижение кровяного давления...

Что безопасней? Тут сложно ответить однозначно, ведь не только процедура ещё важна, но и врач. Если он набил руку на эпидуралке, а ты будешь настаивать на спинальной - может плохо кончиться. Так что, зависит от обстоятельств, и надо выяснять уже на месте, на чём они собаку съели.

Синди

Варианты: спинальная и эпидуральная, общая анастезия. Подробней здесь.

www.critical.ru/consult/pages/spinanest.htm

apps.who.int/rhl/pregnancy_childbirth/childbirth/caesarean/aabcom2/ru/


А тут приведу статью, кому лень по ссылкам пройтись, хотя при серьёзной подготовке стоит, конечно, их почитать.


http://www.icj.ru/2005-03-01.html ||| N3 - 2005 г.

Осложнения спинальной анестезии: факторы риска, профилактика и лечение
Овечкин А.М.
Московская медицинская академия им. И.М. Сеченова

Осипов С.А.

Российская медицинская академия последипломного образования
Суждения о безопасности анестезии складываются на основании данных, полученных в ходе крупных ретроспективных исследований, а также под впечатлением отдельных сообщений о тех или иных осложнениях, явившихся следствием проведения того или иного метода анестезии. Рассматривая осложнения, выявленные в послеоперационной периоде, необходимо прежде всего установить их причинно-следственную связь с анестезией. Известны данные, полученные Marinacci еще в 1960 г. при анализе причин неврологических осложнений у 542 пациентов, оперированных в условиях спинальной анестезии (CА). Было установлено, что неврологический дефицит был следствием СА лишь в 4-х (!) случаях (Marinacci A.,1960). У остальных больных осложнения были обусловлены неправильным положением на столе, наложением турникетов с ишемией нервных стволов, непосредственно хирургической травмой и т.д.

Эпидемиология осложнений спинальной анестезии.Существует ряд ключевых мультицентровых исследований, которые определяют истинную картину осложнений СА. Одно из наиболее известных было завершено во Франции в 1997 году и включило в себя анализ исходов 40.640 спинальных анестезий, выполненных на протяжении 5 месяцев (Auroy Y.,1997).

Таблица 1Количество и частота серьезных осложнений спинальной анестезии (по Auroy Y.,1997)

метод анестезииасистолиясмертьсудорогитравма спинного мозга или корешковрадикулопатиясиндром конского хвостапараплегияСпинальная анестезия (n=40.640)26 (0,06%)6 (0,01%)024 (0,06%)19 (0,05%)5 (0,01%)0

Исследование продемонстрировало крайне низкую частоту серьезных осложнений СА. В частности, необратимая остановка сердечной деятельности была отмечена в 0,01% случаев.
Анализ осложнений, включивший более 500.000 пациентов, оперированных в условиях СА, показал, что частота остановки сердца варьирует от 0,04 до 1 случая на 10.000 анестезий (Aromaa U.,1997). Еще в одном крупном ретроспективном исследовании было выявлено 2 подобных случая у 1881 пациентов, оперированных в условиях СА (Tarkkila,1991).
Ретроспективный анализ частоты остановок сердца во время анестезии в клинике Мэйо за 20 лет (1983-2003) выявил 26 асистолий во время нейроаксиальной анестезии и 29 во время общей (Kopp S.,2005). Частота данного осложнения при нейроаксиальной анестезии составляла 1,8 на 10,000 пациентов, чаще оно наблюдалось во время СА, чем при эпидуральной анестезии (2,9 по сравнению с 0.9 на 10,000; P = 0.041). У 14 пациентов (54%) из 26 асистолия была непосредственно связана с методикой анестезии (высокий верхний уровень симпатического блока, депрессия дыхания, вызванная введением седативных препаратов), в остальных случаях (12 пациентов, 46%) она была обусловлена хирургическими факторами (реакция на костный цемент при эндопротезировании суставов, манипуляции на семенном канатике и т.п). Интересно отметить, что реанимационные мероприятия были более эффективными в тех случаях, когда асистолия возникла на фоне нейроаксиальной анестезии (65% успешных реанимаций в сравнении с 31% при общей анестезии; P = 0.013).
Достаточно любопытны данные анализа осложнений СА в 5 африканских странах (Сенегал, Чад, Центрально-Африканская Республика, Нигер и Мадагаскар), выполненного французскими исследователями (Carpentier J.,2001). На 2.703 СА было зарегистрировано всего 40 осложнений (1,5%), из которых 5 были фатальными (0,2%). Основной причиной гибели пациентов была асистолия (4 из 5). Большинство серьезных осложнений были отмечены во время экстренных операций кесарева сечения, выполненных на фоне тяжелой гиповолемии. Основными причинами авторы считают низкий уровень оснащенности клиник и низкую квалификацию персонала (ряд анестезий выполнялся средним медперсоналом).
В Швеции были изучены все страховые иски пациентов за период 1997-1999 гг., касающиеся СА (Moen V., 2000). Частота неврологических осложнений составляла 1:13.000 спинальных анестезий. Было выявлено 5 случаев менингита (1:40.000).

Остановка сердечной деятельности на фоне спинальной анестезии.Каковы же ключевые механизмы асистолии во время СА? Каковы основные факторы риска? Пожилой возраст и тяжелый статус пациентов по ASA играют негативную роль, но не являются определяющими.
Очевидно, следует искать другие причины этого грозного осложнения, связанные, например, с особенностями влияния СА на гемодинамику. Большинство этих эффектов прямо или косвенно вызвано блокадой симпатических эфферентов на фоне СА. Известно, что верхний уровень симпатического блока всегда на 3-4 сегмента выше уровня сенсорного блока, поэтому у пациента с сенсорным блоком на уровне Т4 практически полностью окажутся блокированы кардиальные ускоряющие волокна, идущие из сегментов Т1-Т4. Блокада этих волокон может вызвать выраженную брадиаритмию.
Еще более важное значение симпатической эфферентной блокады, вызванной СА, связано со снижением венозного возврата к сердцу. При этом существенно возрастает вагусное влияние на сердце. Известно, что при низком уровне симпатического блока (ниже Т4) давление в правом предсердии может снизиться на 36% от исходного, а при более высоком уровне блока - на 53% (Sancetta,1952). На фоне сопутствующей гиповолемии эти эффекты будут еще более выраженными. В частности, при кровопотере 10 мл\кг веса снижение ЦВД достигает 60-65%.
Снижение преднагрузки активирует рефлексы, вызывающие выраженную брадикардию. Первый из этих рефлексов связан с угнетением активности очагов автоматизма сердца, усиливающих частоту разрядов в зависимости от растяжения правого предсердия. Снижение венозного возврата приводит к замедлению ЧСС. Второй рефлекс определяется активностью барорецепторов низкого давления в правом предсердии и полой вене. Третий - это парадоксальный рефлекс Bezold-Jarisch, суть которого заключается в стимуляции механорецепторов левого желудочка, приводящей к брадикардии.
Снижение преднагрузки может вызвать не только классические вагусные симптомы (потливость, тошноту, потерю сознания), но и остановку сердечной деятельности. В связи с этим пациенты с исходно высоким тонусом вагуса должны быть отнесены к группе риска остановки сердечной деятельности во время СА. Термин "ваготония" может быть отнесен к пациентам с брадикардией в покое, атрио-вентрикулярной блокадой различной степени, или же полной атрио-вентрикулярной блокадой. К ваготоникам принадлежат около 7% населения, любая процедура, стимулирующая вагусную активность, может вызвать у них асистолию.
Выраженная брадикардия (<50 уд\мин) на фоне СА развивается у 9-13% пациентов. Брадиаритмия чаще всего наблюдается при уровне симпатического блока от Т4 и выше. При этом A-V-блокада 1-й степени может перейти в блокаду 2-й степени, кроме того, может развиться синдром слабости синусового узла. Важное значение имеет предоперационное выявление факторов риска. В частности, исходный пульс <60 уд\мин сочетается с пятикратным повышением риска развития тяжелой брадикардии на фоне СА. Пациенты молодого возраста обычно более склонны к ваготонии, поэтому риск развития брадикардии у них повышен в три раза. Все факторы риска выраженной брадикардии (<50 уд/мин) во время СА суммированы ниже:
· исходная ЧСС < 60 уд\мин;
· прием b-блокаторов;
· сенсорный уровень блока выше Т6;
· возраст < 50 лет;
· удлиненный интервал PQ на ЭКГ.
При выборе метода анестезии у каждого конкретного пациента необходимо учитывать и анализировать эти факторы. Достаточно часто два и даже больше из них имеют место у рожениц, которым планируется СА при кесаревом сечении. Однако физиологические изменения, происходящие в организме во время беременности, объясняют малую частоту остановок сердца во время СА в акушерстве. Беременность связана с изменениями вегетативного контроля ЧСС, в частности, достаточно типично увеличение частоты сердечных сокращений до 90-95 уд\мин. Это может быть связано со снижением парасимпатического тонуса во время беременности.
Снижение риска асистолии во время СА может быть достигнуто, прежде всего, тщательной оценкой факторов риска и соответствующим подбором пациентов. Вторым важным моментом является инфузионная преднагрузка. Зачастую она не позволяет быстро корригировать развившиеся гемодинамические расстройства. В этих случаях очень важно вовремя заметить и устранить брадикардию. Препаратом первой линии является атропин (0,4-0,6 мг), при необходимости эфедрин (25-50 мг) или адреналин (0,2-0,3 мг).

Неврологические осложнения при СА.Ретроспективное исследование 4767 пациентов, перенесших СА, выявило, что 298 из них (6,3%) ощущали парестезии во время субарахноидальной пункции (Horlocker T.,1997). В вышеупомянутом исследовании Auroy две трети пациентов с неврологическими осложнениями испытывали болезненные ощущения при пункции или введении МА. Во всех случаях неврологический дефицит развился в тех зонах иннервации, где ощущались парестезии. В связи с этим считают, что наличие парестезий при пункции является фактором риска развития стойких послеоперационных парестезий. В среднем, частота парестезий при пункции субарахноидального пространства составляет 13-15%.
Постпункционная головная боль (ППГБ). На протяжении многих лет ППГБ являлась достаточно распространенным осложнением пункции твердой мозговой оболочки и одним из основных аргументов противников СА. В настоящее время частота ее существенно снизилась и в среднем составляет около 3%, однако значительно варьируется в зависимости от ряда причин.
В частности, вероятность возникновения ППГБ увеличивается у детей старше 10 лет, достигает пика в возрасте 15 лет и значительно снижается у пациентов старше 50. В целом, частота ППГБ выше у женщин, особенно она возрастает при беременности. Наиболее значимым фактором риска ППГБ является диаметр спинальной иглы и ее тип. Причем тип иглы (предпочтительны иглы с кончиком в виде заточенного карандаша, типа "pencil-point") имеет большее значение, чем диаметр. Проходя через твердую мозговую оболочку такие иглы, в большей степени раздвигают ее волокна, чем пересекают, что способствует быстрому закрытию дефекта. Спинальные иглы типа "pencil-point" и диаметра 25-27G являются оптимальными для СА.
Обычно ППГБ развивается в течение 12-48 часов после пункции и в 50% случаев разрешается спонтанно в течение 5 дней. К 10 суткам остаточные головные боли сохраняются не более чем у 10% пациентов, ощущавших их в первые сутки после операции. ППГБ является достаточно интенсивной, имеет симметричный характер (чаще лоб и затылок). Часто ППГБ сопровождается тошнотой и рвотой. Иногда отмечается снижение слуха, диплопия, болезненные ощущения в мышцах шеи. Боль усиливается при нахождении пациента в вертикальном положении и ослабевает в горизонтальном.
Механизмы возникновения ППГБ. Представления о механизмах ППГБ достаточно противоречивы. Чаще всего ее возникновение объясняют снижением субарахноидального давления за счет подтекания СМЖ через пункционный дефект твердой мозговой оболочки. Если истечение ликвора происходит со скоростью, превышающей его продукцию (0,3 мл/мин), возникает вероятность смещения ("провисания") интракраниальных структур с натяжением мозговых оболочек и богатых ноцицепторами кровеносных сосудов, особенно значимого при переходе пациента в вертикальное положение. Возникающие при этом болевые импульсы проводятся по тройничному нерву в область лба, по языкоглоточному нерву, ветвям блуждающего нерва и шейным нервам - в область затылка и шеи. В некоторых исследованиях подтверждена корреляция между снижением субарахноидального давления и возникновением головной боли (Benzon H., 1996).
В ряде случаев пациенты с ППГБ отмечают некоторое снижение слуха. Данный эффект считают следствием изменений внутричерепного эндолимфатического давления и натяжения VIII-й пары черепно-мозговых нервов за счет смещения интракраниальных структур. Интенсивность снижения слуха коррелирует с объемом потерь СМЖ. Обычно слух полностью восстанавливается после купирования ППГБ.
Известно, что введение в эпидуральное пространство аутокрови в большинстве случаев приводит к купированию головной боли. Принято считать, что лечебный эффект при этом обусловлен повышением как эпидурального, так и субарахноидального давления, что нормализует градиент давления между СМЖ, кровеносными сосудами и другими внутричерепными структурами. Однако на самом деле давление повышается только на короткий период (несколько минут после эпидуральной инъекции), следовательно, нормализация давления СМЖ не является доминантным механизмом лечения головной боли. В настоящее время установлено, что общий объем потери СМЖ не коррелирует с интенсивностью ППГБ. Показано, что у различных пациентов с одинаковой интенсивностью ППГБ количество теряемой жидкости может варьировать от 10 до 110 мл (Iqbal,1995).
Есть предположение, что острое изменение объема СМЖ является лишь первичным, инициирующим механизмом ППГБ (Raskin,1990). Потеря СМЖ и изменения градиента давления на протяжении интракраниальных венозных сосудов приводят к их дилятации. Этот факт подтверждается тем, что компрессия яремной вены усиливает интенсивность боли (компрессия яремной вены вызывает венозную дилятацию).
В эксперименте на обезьянах было выявлено, что постепенное удаление СМЖ приводит к снижению давления СМЖ и увеличению мозгового кровотока (Hattingh J., 1978). Развивающаяся при этом компенсаторная дилятация интракраниальных вен, очевидно, является основным механизмом ППГБ. Низкое давление СМЖ способствует возникновению ППГБ, но не является основной ее причиной. Церебральные вазоконстрикторы, такие как кофеин и суматриптан (применяется для лечения мигрени), в большинстве случаев являются эффективными средствами лечения ППГБ.
Твердая мозговая оболочка насыщена адренергическими, холинергическими и пептидергическими волокнами, а влияние ксантинов на эти системы хорошо известно. Блокада аденозиновых рецепторов головного мозга кофеином и теофиллином приводит к вазоконстрикции. Резкое повышение эпидурального и субарахноидального давления при пломбировании физраствором или аутокровью способно деактивировать аденозиновые рецепторы, что тоже приводит к купированию боли.
Таким образом, в основе ППГБ лежат несколько механизмов, их комбинация с преобладанием тех или иных факторов может быть вариабельна и присуща индивидуально тому или иному пациенту. Отсюда и различная эффективность стандартных методов лечения ППГБ.
Лечение ППГБ. Обычно консервативное лечение ППГБ включает постельный режим (2-3 суток), пероральное или внутривенное введение анальгина (500-1000 мг), кофеина (300-500 мг каждые 4 часа), суматриптана. Эффективность терапии кофеином оценивается в 75-90%. При неэффективности осуществляют пломбирование эпидурального пространства физраствором или аутокровью. Рекомендуется вводить 8-10 мл аутокрови на один сегмент ниже уровня предыдущей пункции. Эффективность пломбирования аутокровью в лечении ППГБ оценивается в 75-85%. Побочным эффектом данной методики является возникновение болей в спине по типу корешковых приблизительно у 50% пациентов (обычно разрешается в течение нескольких дней после пломбирования). В связи с этим, для достижения того же эффекта безопаснее использовать аналогичное введение 10-20 мл физраствора.

Токсические эффекты местных анестетиков.Неврологические осложнения при СА могут быть прямым следствием нейротоксичности МА. По данным гистопатологических, электрофизиологических и экспериментальных исследований лидокаин и тетракаин в клинических концентрациях обладают большей нейротоксичностью по сравнению с бупивакаином и ропивакаином.
В упоминавшемся исследовании Auroy было установлено, что 75% неврологических осложнений при СА возникло у пациентов, получивших высокие дозы гипербарического лидокаина. Одним из ярких проявлений нейротоксичности МА является транзиторный неврологический синдром. Транзиторный неврологический синдром (ТНС) впервые был описан в 1993 г., когда Schneider сообщил об интенсивной боли в спине корешкового характера, развившейся у 4-х пациентов после спинальной анестезии гипербарическим лидокаином (Schneider,1993). Все эти пациенты на операционном столе находились в литотомической позиции. Schneider назвал описанные пациентами болевые ощущения "синдромом раздражения нервных корешков". Позднее был предложен существующий ныне термин - ТНС.
После активизации пациентов в послеоперационном периоде обычно имеет место светлый промежуток от 2 до 5 часов, в течение которых пациенты не испытывают каких бы то ни было болевых ощущений. Затем появляются тупые ноющие или простреливающие боли в ягодицах, нижних конечностях. Развитие синдрома не сопровождается сенсорными или моторными расстройствами, а также нарушением функции сфинктеров. Интенсивность боли может быть высокой (в 30% случаев > 8 баллов по ВАШ). По данным одного из исследований, 14 из 16 пациентов с ТНС утверждали, что интенсивность боли в спине выше, чем боль в послеоперационной ране (Pollock J.,1996). Продолжительность болевого синдрома может достигать нескольких дней, редко он длится свыше недели.
Эпидемиология и факторы риска. Частота ТНС варьирует от 0,2 до 40% и зависит от ряда обстоятельств. Факторы риска ТНС были исследованы в крупном мультицентровом эпидемиологическом исследовании, включившем 1863 пациента (Freedman, 1998). Было установлено, что частота ТНС при использовании для спинальной анестезии лидокаина на порядок выше (11,9%), чем аналогичный показатель для бупивакаина (1,3%). Частота ТНС выше после операций, выполненных в амбулаторных условиях, у пациентов, страдающих ожирением, а также оперированных в литотомическом положении (24,3%). К факторам риска относят раннюю активизацию пациентов после операций, выполненных под СА.
Снижение концентрации лидокаина до 0,5% характеризуется некоторым уменьшением вероятности развития ТНС, хотя известно, что даже 40 мг лидокаина могут вызвать это осложнение. В частности, в том же исследовании Freedman было отмечено, что введение различных доз лидокаина (< 50 мг, 50-70 мг и > 75 мг) сопровождалось одинаковой частотой ТНС.
Этиология ТНС. Механизмы ТНС пока остаются неизвестными. Не исключено, что он является подножием "пирамиды" нейротоксичности МА, вершиной которой служит синдром конского хвоста.
Пока неясно, обусловлен ли он прямым нейротоксическим действием МА, нарушением распределения МА с накоплением его избыточного количества вокруг определенных нейрональных структур, мелкими геморрагиями, инфекцией, непосредственной травмой нервного корешка во время пункции или при ранней мобилизации.
Можно предположить, что литотомическое положение является фактором, усиливающим нейротоксичность лидокаина за счет натяжения конского хвоста, снижения тканевой перфузии и увеличения проницаемости нервных волокон для анестетика. Кроме того, в литотомическом положении выпрямляется поясничная кривизна, таким образом, вокруг сакральных корешков создается максимальная концентрация МА. При артроскопии коленного сустава неоперируемая нога обычно согнута и зафиксирована, в то время как с оперируемой ногой производятся различные манипуляции. Как литотомическое положение, так и манипуляции во время артроскопии вызывают натяжение люмбосакральных нервов. Существуют и другие предположения относительно этиологии ТНС: прямой нейротоксический эффект, параллельное назначение таких препаратов, как циметидин, метронидазол, теория гемолиза попавшей в субарахноидальное пространство крови и т.д.
Профилактика и лечение ТНС. Данные рандомизированных исследований свидетельствуют о том, что симптомы ТНС в подавляющем большинстве случаев развиваются при использовании лидокаина и очень редко при использовании других МА, особенно бупивакаина (Hampl K.,1996, Pollock J.,1996; Ligouri G.,1998). На последних международных форумах, посвященных проблемам регионарной анестезии (I-й Всемирный Конгресс по регионарной анестезии и лечению боли, Барселона, 2002; XIII Конгресс Европейского общества регионарной анестезии, Афины,2004), проводились симпозиумы под девизом: "Лидокаин должен быть запрещен - за и против". Были высказаны различные мнения, в результате пришли к выводу, что использование лидокаина для СА должно быть исключено в тех случаях, когда имеются факторы риска развития ТНС (амбулаторная анестезиология, артроскопические операции, пациенты избыточного веса и т.д).
В тех случаях, когда ТНС все-таки развился, для его лечения достаточно эффективно используют нестероидные противовоспалительные препараты.

Эпидуральная гематома.Анатомия эпидурального пространства способствует развитию осложнений, связанных с нарушениями гемореологии. Наличие крупных вен, которые часто повреждаются спинальными иглами и ограниченный объем ЭП создают условия, при которых даже гематома небольшого размера оказывает давление на спинной мозг и спинно-мозговые корешки. Когда это давление превышает перфузионное давление, обеспечивающее кровоснабжение СМ и / или давление в венозной системе СМ, достаточно быстро развиваются ишемические повреждения СМ. Эпидуральная гематома обычно развивается скрытно, клинические признаки могут появиться спустя 3 дня после пункции ЭП. Чаще первично развиваются нарушения функции тазовых органов, сенсорные нарушения и мышечная слабость в нижних конечностях, болевые ощущения имеют место не более, чем у 50% пациентов.
Истинная частота неврологических осложнений, обусловленных нарушениями гемореологии, остается неизвестным. По данным литературы, она составляет в среднем 1:220.000-320.000 спинальных анестезий (Tryba M.,1993, Nociti J.,2002). Критическим моментом для восстановления нормальных функций нервной системы является срок декомпрессии (ламинэктомии), которая должна быть выполнена не позднее 8 часов после установления диагноза гематомы.
Факторы риска и особенности проведения регионарной анестезии.
Основными факторами риска являются: исходные нарушения свертывающей системы, прием пациентами антикоагулянтных препаратов с лечебной или профилактической целью, травматичный характер пункции субарахноидального пространства (неоднократные попытки, травмирование сосудов эпидурального пространства иглой).
Особенности анестезии у пациентов, получающих стандартный гепарин. Кратковременное назначение гепарина обычно не представляет опасности для пациентов, оперируемых в условиях нейроаксиальной анестезии. Внутривенное введение гепарина должно быть отсрочено не менее чем на 1-2 часа после субарахноидальной пункции. В тех случаях, когда пациент получал гепарин в течение нескольких дней перед операцией, целесообразно исследование АЧТВ. Внутривенная инфузия гепарина должна быть прервана за 2-4 часа до выполнения СА. Не было выявлено ни одного случая возникновения спинальной гематомы более чем у 5000 пациентов, получавших гепарин подкожно с целью профилактики тромбо-эмболических осложнений (Schwander, Bachmann,1991).
Особенности анестезии у пациентов, получающих низкомолекулярные гепарины (НМГ). На протяжении последних 15-20 лет, когда НМГ стали широко использоваться в Европе для профилактики тромбо-эмболических осложнений, не было отмечено увеличения числа спинальных гематом у пациентов, оперированных в условиях нейроаксиальной анестезии. Хотя истинную частоту спинальных гематом на фоне введения НМГ и спинальной анестезии достаточно сложно установить, в среднем она оценивается как 1 на 41.000.
Одномоментная СА является достаточно безопасной методикой у пациентов, получающих профилактические дозы НМГ. Рекомендуется выполнять спинальную пункцию не ранее, чем через 10-12 часов после последней инъекции НМГ. Т.е. профилактическая инъекция НМГ должна осуществляться вечером накануне операции. У пациентов получающих лечебные дозы НМГ требуется большая отсрочка для выполнения СА (24 часа). Рекомендуется отказаться от СА в том случае, если пациент получил инъекцию НМГ за 2-3 часа до операции, так как при этом момент пункции совпадет с пиком антикоагулянтной активности препарата. В тех случаях, когда профилактика тромбо-эмболических осложнений начинается в послеоперационном периоде, одномоментная СА является абсолютно безопасным методом анестезии. При этом первая доза НМГ должна быть введена не ранее 10-12 часов после окончания операции.
Тромбоцитопения. Безопасным считается проведение СА при количестве тромбоцитов более 100.000. Нежелательно проведение центральных блокад при тромбоцитопении < 50.000. При количестве тромбоцитов от 50.000 до 100.000 вопрос решается индивидуально, с учетом всех положительных эффектов СА и относительного риска.
Нестероидные противовоспалительные препараты и аспирин. В ряде исследований продемонстрирована безопасность выполнения нейроаксиальных блокад на фоне приема НПВП. В частности, анализ безопасности ЭА и СА у 1013 пациентов, 39% которых принимали НПВП, не выявил ни одного случая эпидуральной гематомы (Horlocker,1990).

Инфекционные осложнения нейроаксиальной анестезии.
К инфекционным осложнениям спинальной анестезии относят менингит. В целом, это осложнение возникает достаточно редко. В серии исследований, включавшей более 65.000 СА, было отмечено 3 случая менингита (Wheatley R.,2001).
Чаще всего менингит проявляется лихорадкой, интенсивными головными болями, менингеальными признаками, нарушением сознания. Летальность достигает 30% даже при адекватной антибактериальной терапии. В течение длительного времени считалось, что фактором риска является пункция ТМО. Механизмы данного осложнения оставались неизвестными, но полагали, что в их основе лежит нарушение целостности гемато-энцефалического барьера, а также попадание инфицированной крови в субарахноидальное пространство во время пункции. В то же время известно, что диагностическая субарахноидальная пункция часто выполняется у лихорадящих больных с инфекцией неясной этиологии. В этом случае должны были бы существовать четкие клинические данные о связи бактериемии с частотой постпункционного менингита.
Известно, что местные анестетики сами по себе обладают бактериостатическим, а по некоторым данным и бактерицидным эффектом. Тем не менее, существует мнение, что нейроаксиальной анестезии следует избегать у пациентов с подтвержденной бактериемией, не получающих антибиотики (а, собственно говоря, возможно ли такое в клинической практике?). СА может быть безопасно выполнена у пациентов с признаками системной инфекции, если антибактериальная терапия начата до выполнения пункции.
Источник инфекции может быть экзогенным или эндогенным. Источником инфекции может быть слизистая полости рта анестезиолога. В литературе описаны 4 случая ятрогенного менингита, выявленных за 4-х летний период у пациентов, оперированных в условиях СА (Schneeberger,1996). Во всех случаях анестезию проводил один и тот же врач, страдавший хроническим фарингитом и не надевавший маску во время процедуры.
Таким образом, спинальная анестезия сегодня является не только высокоэффективным, но и достаточно безопасным методом анестезии, что подтверждается данными доказательной медицины. Основные условия безопасности включают: а) отказ от проведения СА при наличии абсолютных противопоказаний; б) строгое соблюдение правил асептики; в) использование для СА 0,5% спинального маркаина, как единственного препарата, рекомендованного для этой цели.

Литература1. Aromaa U., Lahdensuu M., Cozanitis D. Severe complications associated with epidural and spinal anaesthesias in Finland 1987-1993: a study based on patients insurance claims. Acta Anaesth.Scand. 1997, V.41: 445-452.

2. Auroy Y., Narchi P., Messiah A. Serious complications related to regional anesthesia. Anesthesiology. 1997, V.87: 479-486.

3. Benzon H., Nemickas R., Molloy R. Lumbar and thoracic epidural blood injections for the treatment of spontaneous intracranial hypotension. Anesthesiology. 1996, V.85: 920-922.

4. Carpentier J., Banos J., Brau R. Practice and complications of spinal anesthesia in African tropical countries. Ann.Fr.Anesth.Reanim. 2001, V.20: 16-22.

5. Freedman J., Li D., Drasner K. Transient Neurologic Symptoms after Spinal Anesthesia: An Epidemiologic Study of 1,863 Patients. Anesthesiology. 1998, V.89: 633-941.

6. Hampl K., Schneider M., Pargger H. A similar incidence of transient neurologic symptoms after spinal anesthesia with 2% and 5% lidocaine. Anesth.Analg. 1996, V.83: 1046-50.

7. Hattingh J., McCalden T. Cerebrovascular effects of cerebrospinal fluid removal. S. Afr. Med.J. 1978, V.54: 780-781.

8. Horlocker T., Wedel D., Offord K. Does preoperative antiplatelet therapy increase the risk of hemorrhagic complications associated with regional anesthesia? Anesth. Analg. 1990. V.70: 631-634.

9. Horlocker T., McGregor D. A retrospective review of 4767 consecutive spinal anesthetics: central nervous system complications. Anesth.Analg. 1997, V.84: 578-584.

10. Iqbal J., Davis L., Orrison W. An MRI study of lumbar puncture headaches. Headache. 1995, V.35: 420-422.

11. Kopp S., Horlocker T., Warner M. Cardiac arrest during neuraxial nnesthesia: frequency and predisposing factors associated with survival. Anesth.Analg. 2005, V.100: 855-865.

12. Ligouri G., Zayas V., Chisholm M. Transient neurological symptoms after spinal anesthesia with mepivacaine and lidocaine. Anesthesiology. 1998, V.88: 619-623.

13. Marinacci A. Neurological aspects of complications of spinal anesthesia with medico-legal implications. Bull. Los Angeles Neurol. Soc. 1960, V.25: 170-192.

14. Moen V., Irestedt L., Raf L. Review of claims from the Patient Insurance: spinal anesthesia is not completely without risks. Lakartidningen. 2000, V.97: 5769-5774.

15. Nociti J. The anticoagulation controversy continues: how big is the problem? Highlights in regional anaesthesia and pain therapy. Special Edition World Congress on Regional Anaesthesia and Pain Therapy - Barselona, Spain, 2002: 192-195.

16. Pollock J., Neal J., Stephenson C. Prospective study of the incidence of transient radicular irritation in patients undergoing spinal anesthesia. Anesthesiology. 1996, V.84: 1361-1367.

17. Raskin N. Lumbar puncture headache: A review. Headache. 1990, V.30: 197-200.

18. Sancetta S., Lynn R., Simeone F. Studies of hemodynamic changes in humans following induction of low and high spinal anesthesia. Circ. 1952, V.6: 559-571.

19. Schneeberger P., Janssen M., Voss A. Alpha-hemolytic streptococci: a major pathogen of iatrogenic meningitis following lumbar puncture: case report and a review of the literature. Infection. 1996, V.24: 29-35.

20. Schneider M., Ettlin T., Kaufman M. Transient neurologic toxicity after hyperbaric subarachnoid anesthesia with 5% lidocaine. Anesth.Analg. 1993, V.76: 1154-1157.

21. Schwander D., Bachmann F. Heparin and spinal or epidural anesthesia: decision analysis (review). Ann Fr. Anesth Reanim. 1991, V.10: 284-296.

22. Tarkkila P., Kaukinen S. Complications during spinal anesthesia: a prospective study. Reg. Anesth. 1991, V.16: 101-106.

23. Tryba M. Epidural regional anesthesia and low molecular heparin. Anasth. Intesivmed. Notfallmed. Schmerzther. 1993, V.28: 179-181.

24. Wheatley R., Schug S., Watson D. Safety and efficacy of postoperative epidural analgesia. Brit. J. Anaesth. 2001, V.87: 47-61.

Поделиться
Синди M 14 ноября 2010, 15:02 , Стокгольм ···
Эпидуральная анестезия в родах


http://islambio.com/beremenost_i_rodi/epiduralnaya_anesteziya_v_rodah.htm Эпидуральная анестезия в родах

Март 16, 2008 - admin

Эпидуральная анестезия достаточно эффективный и безопасный метод обезболивания, поэтому в последние 25 лет многие женщины стали планировать его использование в своих родах.
Ни женщинам, ни специалистам нельзя забывать, что этот метод является медицинским вмешательством, и как таковое имеет показания, противопоказания и осложнения. Трудность заключается в том, что анестезиолог должен уменьшить или снять боль, не замедлив при этом роды и не нанеся вред матери и ребенку.

Прежде всего необходимо понимать и помнить, что роды - нормальный физиологический процесс (как стул, мочеиспускание), а значит, при соблюдении определенных простых условий протекают хорошо сами, и в 80-90% не требуют никаких вмешательств, в том числе обезболивания.

Положительные стороны эпидуральной анестезии.

• Облегчение боли в родах
• Дает возможность отдыха
• Снижает уровень катехоламинов (адреналина) и уменьшает гипервентиляцию.
• Показана при повышенном артериальном давлении (ведет к его снижению)
• Идеально для кесарева сечения
• Может облегчить раскрытие шейки матки и процесс потуг
• Эпидуральная анестезия лучше системного введения опиоидов (промедола)

Отрицательные стороны эпидуральной анестезии со стороны мамы

• Возможны многомесячные головные боли (если происходит прокол твердой мозговой оболочки, прокол случается у 3%, и 70% таких женщин страдают головными болями)
• Возможны многомесячные боли в спине
• Возможно снижение АД, что потребует находиться в положении лежа и, возможно, внутривенного введения жидкостей.
• Заставляет женщину лежать и тем самым убирает действие гравитации, помогающей продвижению ребенка
• Может потребоваться введение окситоцина (особенно в первых родах)
• Может возникнуть дрожь
• Выше риск того, что потребуются щипцы и вакуум-экстракция (это увеличивает возможность травматизма, недержания кала и мочи)
• Выше вероятность того, что потребуется кесарево сечение (особенно если ЭА сделана слишком рано, и в первых родах)
• Обезболивание может получиться односторонним или сегментарным (участками)
• Может вызвать послеродовую задержку мочи
• Может вызвать подъем температуры у мамы до 38 С из-за нарушения терморегуляции через ЦНС (это очень трудно бывает отдифференцировать с инфекцией, соответственно выше риск получить антибиотики после родов)
• Может затруднить потуги
• Может вызвать зуд лица, шеи, груди
• Может привести к септическому менингиту(внесение инфекции при проколе и длительном стоянии катетера).
• Может возникнуть гематома из-за повреждения сосудов эпидурального пространства
• Может быть послеродовое ликворотечение
• Может быть гидротравма спинного мозга (лекарство вводится под давлением)
• Может быть аллергия на препараты для ЭА

Отрицательные стороны эпидуральной анестезии для ребенка:

• Часто ЧСС ребенка падает, обычно на 40 минут, однако это требует мониторирования и часто трактуется как гипоксия и показание к КС. Падение ЧСС связано с падением АД у мамы и снижением маточно-плацентарного кровотока.
• Может вызвать дыхательные нарушения у родившегося ребенка (и потребовать механической вентиляции, интубации, госпитализации)
• Часто вызывает дизориентацию, нарушение моторики, затруднения сосания, детям после эпидуральной анестезии у мамы в 5 раз чаще ставят диагноз энцефалопатии
• Нарушает установление связи мать-ребенок
• Дети матерей, у которых повышалась температура, чаще получают антибиотики

Источник: http://www.midwifery.ru/

Поделиться
Синди M 9 ноября 2010, 14:44 , Стокгольм ···
Плюсы и минусы обезболивания в родах
image

Плюсы и минусы обезболивания в родах

http://www.babyblog.ru/user/fizalis/491481

Девчонки! Кто недавно писал про эпидуральную?... 19:48, 27 июня 2009 г.

Потеряла пост((

Кто-то коснулся этой темы..

Возник спор. Вредна ли эпидуральная анестезия для ребеночка...

 

Я тут подняла свои записи с курсов по подготовке к родам.

Выкладываю, интересно ваше мнение.

Что используют у вас в городе?...

 

Не в курсе, как у вас в роддомах обезбаливают роды, а что касается Алматы – у нас есть 2 способа. Этоинъекционный (от слова «инъекция) и эпидуральная анастезия.

Еще несколько лет назад ( предполагаю, что у нас новые технологии приходят позднее, чем у вас…) чтобы качественно обезболить женщину во время родов, прибегали к инъекционному способу. В то время, использовали наркотические вещества , содержащие морфин . И, именно морфиновая составная, попадая через плаценту к внутриутробному ребенку, провоцировало у него состояние наркотичского сна , сбой дыхательного центра, ребенок задыхался, серел или синел… иногда даже с угрозой для жизни.

Сейчас используют препарат «Стодол». Он не является наркотическим препаратом . Поэтому никакого подобного эффекта нет. И негативного воздействия на ребенка нет.

Эффект обезболивания такой же мощный, как и у наркотического…

У Стодола есть 2 плюса : 1- очень хороший обезболивающий эффект; 2- отсутствие негативного воздействия на малыша.

А что касается минусов , их тоже два.1 – замутнение сознания женщины . На фоне воздействия Стодола женщина становится гораздо менее восприимчива. Плохо контролирует свои действия, не восприимчива к рекомендациям акушеров. А во втором периоде родов необходимо это трезвое сознание! 2 минус – в 20% случаев (примерно, у каждой 5 женщины) Стодол вместо того, чтобы обезболивать – усиливает боль . Этот парадокс еще не изучили – почему у кого-то обезболивает, а у кого-то усиливает еще не известно…

И если получится так, что вы относитесь к тем женщинам, у которых боль усиливается – придется прибегнуть кэпидуральной анестезии …

В межпозвоночное (между 4-ым и 5-ым) пространство около спинного мозга вводятся местные анестетики новокаинового ряда (новокаин, ледокоин…) – самые мягкие обезболивающие средства. Но когда их вводят в область около главного нервного ствола, все что находится в зависимости от него теряет все виды чувствительности. Безумная боль мгновенно прекращается.

Есть 3 плюса . Первый – очень мощный обезболивающий эффект.

Второй плюс – это отсутствие негативного воздействия на ребенка . Ни одна составная анестетиков не всасывается в кровь . Поэтому не попадает вообще в организм малыша . 3 плюс – полная сохраненность сознания женщины . Возможность контролировать свои действия.

Что касается минусов – еще несколько лет назад минусов было очень много. Это связано с тем, что опыта у анестезиологов было немного… грубо говоря – нарабатывался навык… Женщины жаловались на боли в спине и т.п…

Очень важно во время введения не коснуться иглой спинного мозга. Чем глубже игла касается, тем сильнее выражается побочный эффект. У нас последние 2 года квалификация врачей значительно возросла.

Самый большой минус эпидуральной анестезии выражается в том, что почти у каждой второй женщины (в 50% случаев..) происходит либо полное пропадание, либо значительное ухудшение потужного рефлекса .

Потужной рефлекс – это природный инстинкт, безусловный рефлекс, не поддающийся контролю, который на определенном этапе родов должен пробудиться абсолютно у всех женщин. Если не будет потужного рефлекса, несмотря на все ваши старания – ребенок не будет продвигаться по родовым путям. В этом периоде родов важна каждая минута.

Есть условия, при которых эпидуральную анестезию нельзя делать. Это пока раскрытие шейки матки не достигнет 6 см. (Если сделать раньше чем раскрытие будет 6 см, то значительно ослабнут или остановятсяродовые схватки , практически роды будут приостановлены. Понадобится большое количество часов, для того чтобы схватки опять начались и набрали ту силу, на которой остановились и роды пошли дальше. А это может угрожать здоровью и жизни ребенка и самой мамы.)

И второе условие – ее совершенно не имеет смысла делать при раскрытии шейки матки 8 см и более. В этом случае, как раз произойдет серьезное ослабление потужного рефлекса . И потужной период родов будет значительно затянут.

Единственный случай, когда эпидуральную анестезию делать можно – это при раскрытии шейки матки от 6 до 8см . В этот период боль сильнее, чем когда- либо.

Два противопоказания к эпидуральной анестезии существует. Если есть аллергия на местные анестетикиновокаинового ряда, то эпидуральная анестезия противопоказана. (Обычно, те кто ходил когда-либо в стоматологию, уже знают, есть ли у них аллергия…Кому это не известно, врачи рекомендуют заранее, во время беременности сделать алергопробу на местные анестетики, не дожидаясь родов)

Заболевание позвоночника второй стадии и выше – это второй фактор противопоказания к эпидуральной анестезии.

Естественные роды без вмешательства из вне всегда лучше, чем роды с обезболиванием. При использовании обезболивания происходит значительное гашение материнского инстинкта. Не путать с «материнской любовью» - материнская любовь присуща только человеку. Именно поэтому животные своих детенышей не любят. У них есть инстинкт, который по истечении определенного времени исчезает и животное перестает заботиться о своем детеныше.

Именно материнский инстинкт позволяем прочувствовать матери своего малыша на физическом и психологическом уровне.(когда укрыть, когда покормить.. и т.п.)

Следует использовать обезболивание в том случае, если возникли сложности при родах объективные– а это может определить только врач акушер-гинеколог. В этом случае, конечно, обезболивание необходимо.

Что касается КС – используют наркотические препараты или эпидуральную анестезию… там и минусы другие… осложнения другие… плюсы другие…. Другая тема)

Вот...

 

Коммент:

Natalie Святослав, 1 год 4 месяца

20:22, 27 июня 2009 г.

Из наших лекций ,еще один минус эпидруалки:

Во время болезненных ощущений (и у мамы и у ребенка) выделяется адреналин... по окончанию схватки - маме поступает эндорфин,который позволяет расслабить психику,отдохнуть, получить дозу позитива в общем :) Эндорфины являются природными анальгетиками и обезболивают.

Ребенок получает эндорфин от мамы, сам он его еще не вырабатывает.

В результате,когда мама не испытывает боли, она не получает адреналин и эндорфин соответственно ..... малыш остается без своей порции эндорфина,только со своим адреналином...

Малышика жааалко,.. :)

Поделиться
Синди M 8 ноября 2010, 17:08 , Стокгольм ···
Технологии ведения родов: главное – не навреди

Статья просто супер! Там собрано всё, что я тоже по крупицам собирала и обдумывала. Очень рекомендую.

http://islambio.com/beremenost_i_rodi/vedenie_rodov_v_bolnice.htm

Технологии ведения родов: главное - не навредиМарт 7, 2008 - admin Во имя Аллаха Милостивого Милосердного

Marsden Wagner, MD (датский врач, советник ВОЗ)

Недавно в университетскую больницу была направлена женщина с большой вероятностью осложнений при родах. Было принято решение провести кесарево сечение. После завершения операции, уже в послеоперационной палате, женщина испытала шок и умерла. Вскрытие показало, что во время кесарева сечения хирург случайно задел скальпелем аорту, это привело к внутреннему кровотечению и послужило причиной смерти.
Бесспорно, кесарево сечение может спасти жизнь матери и ребенка. Но эта операция может также и убить как роженицу, так и малыша. Что я и имею в виду? Дело в том, что в каждом отдельном технологии ведения родов несут с собой определенный риск. Решение о применении той или иной техники, подобно судебному приговору, может пойти на пользу или ухудшить ситуацию.
Мы живем в век технического прогресса. Под луной сменялись поколения за поколениями, а человечество верило, что с помощью техники можно решить любые проблемы. Поэтому не следует удивляться, что врачи все чаще и чаще используют медицинскую технику при ведении беременности и родов.
Действительно ли это помогло решить большинство проблем, с которые могут столкнуться женщины во время родов? Едва ли. Давайте рассмотрим хотя бы несколько недавно зарегистрированных фактов.

Сказалось ли более частое использование техники на снижении количества неонатальных травм или детской смертности?
За 30 лет в США не уменьшилось количество детей с диагнозом церебральный паралич. Сегодня одним из самых страшных убийц новорожденных является слишком маленький вес, однако, количество недоношенных новорожденных за последние 20 лет не уменьшилось. Число детей, умерших еще в утробе, не снижается уже более 10 лет. Несмотря на то, что в последние 10 лет отмечается незначительное снижение числа детей, которые умирают в первую неделю жизни, научные данные свидетельствуют об увеличении числа тех, кто выжил в первую неделю, но навсегда останется с повреждением мозга.

Спасает ли более частое применение техники все больше жизней беременных и рожающих женщин?
Научные данные показывают, что за последние 10 лет материнская смертность в США не только не уменьшается, но фактически (по последним данным) увеличивается устрашающими темпами. Вполне может быть, что более частое использование техники в процессе беременности и родов не только спасает жизни многих, но и убивает еще большее количество женщин. И этому есть вполне разумное научное объяснение: в этой стране все чаще и чаще используют кесарево сечение и эпидуральную анестезию, а мы знаем, что и то и другое повышает риск и даже может привести к смерти.
Вообще, в середине 20-го столетия количество детей, умерших в перинатальный период, сокращалось. Это произошло не столько благодаря успехам медицины, сколько в силу социальных факторов - таких как снижение крайней бедности, улучшение питания и условий жизни. Что еще более важно, снижение смертности произошло благодаря планированию семьи, в результате чего сократилось число женщин с нежелательными или многократными беременностями и родами.
Медицина также внесла свою лепту в снижение детской смертности, но не из-за внедрения «высоких технологий», а благодаря общим достижениям медицины, таким как открытие антибиотиков и возможности делать безопасное переливание крови.
Никогда не было очевидным с научной точки зрения, что внедрение таких повсеместно принятых техник как электронный мониторинг плода во время беременности как-то влияет на снижение детской смертности.
Это значит, что, отдавая себя в руки приверженцев «высоких технологий» (как врачей, так и больниц), вы вовсе не гарантируете себе самые безопасные роды. Вы должны сами взять ответственность за свои роды, включая решение об использовании той или иной техники или технологии ведения родов. Помните, медицинская техника сама по себе не может быть хорошей или плохой, а вот использовать ее можно хорошо или плохо. Самолет можно использовать, чтобы доставить вас в гости к родным, а можно с его помощью сбросить бомбы на головы женщин и детей. То, как используют технику во время беременности и родов, имеет огромное значение, так как это может или помочь или нанести вред вам и вашему ребенку.

Кто будет вести вашу беременность

Допустим, ваше здоровье позволяет вам выбирать, а использование той или иной медтехники приемлемо и не противопоказано вам и вашему ребенку.
Первый шаг - это правильно выбрать специалиста, который будет наблюдать вас в течение беременности и вести ваши роды, выбрать себе профессионального хранителя здоровья. Ключевым моментом здесь является то, кем будет этот хранитель - акушеркой, домашним врачом, врачом акушером-гинекологом или «хирургом-акушером».
Соединенные Штаты и Канада - единственные страны в мире, где специальные высокопрофессиональные хирурги, называемые «акушерами» (obstetricians), принимают нормальные роды.
Такого американского хирурга можно только пожалеть. Он (или она) пытается делать все сразу - осуществлять контроль и сопровождение здоровых беременных женщин, быть специалистом в области осложнений при беременности и родах, специалистом по женским болезням и искусным хирургом. Ни один врач и ни в одной стране мира не в состоянии быть полностью компетентным во всех областях охраны здоровья, и было бы просто неразумно ожидать этого от одного человека. Может ли доктор провести 6-ти часовую операцию на матке с обширной раковой опухолью, а затем мчаться в свой офис и сделать все, что в его силах, для тихой и немногословной беременной пациентки, имеющей проблемы в сексуальной жизни? Вряд ли.
В то время, как американские врачи изо всех сил пытаются убедить общественность, что они обеспечивают максимальную безопасность при любых родах, научные данные этого не подтверждают. Например, большое научное исследование, опубликованное в 1989 году, содержит обзор всех родов в США за один год - более, чем 4 млн. случаев. Поскольку врачи действительно делают все необходимое, чтобы справиться с теми немногочисленными родами, которые сопровождаются серьезными осложнениями, из исследования исключены «осложненные роды» и рассмотрены лишь «роды низкого риска». Показано, что при сопровождении таких родов обычной акушеркой, смертность среди новорожденных на 33% ниже и на 31% меньше число младенцев со слишком низким весом, что означает меньшее число случаев недоразвития или повреждения мозга новорожденных.
Это не единственный доклад в научной литературе, который показывает, что «хирурги-акушеры» вовсе не безопаснее, чем акушерки при нормальной беременности и родах. Так что, если вы относитесь к тем 75% всех женщин с нормальной беременностью, то лучшим «хранителем» для вас является не врач, а акушерка.
Если вы все же считаете, что лучшим специалистом для вас будет «хирург-акушер», спросите его, сколько времени он (или она) проведет с вами во время родов? Одним из доводов в пользу акушерки является то, что она будет находиться с вами в течение всего времени схваток и родов, а хирург-акушер не в состоянии этого делать.
В течение последних 50-ти лет в США практиковалась система охраны материнства, согласно которой начало схваток у женщины и ее направление в больницу проходили под наблюдением специальной медицинской сестры, которая осматривает женщину, а затем вызывает того самого «хирурга-акушера». А он в тот момент находится или ли дома, или ведет прием в клинике. Хирург отдает по телефону распоряжения сестре, корректируя ведение родов. Иногда хирург может приехать (или не приехать) в больницу для краткого осмотра роженицы. Это забота сестры - отслеживать ход родов и на уже перед самым рождением ребенка вызвать «хирурга-акушера», чтобы он мог броситься в больницу, в последнюю минуту подхватить малыша и получить все лавры (и деньги…) «за рождение ребенка». Если сестра вызовет его слишком рано, и он должен будет слоняться вокруг клиники в ожидании родов, врач сильно рассердится на сестру за пустую трату его времени. Но если сестра вызовет врача слишком поздно, и роды состоятся до его приезда, он вообще придет в ярость и готов будет ее уничтожить.
Почему так важно настоять, чтобы ваш «хранитель» находился рядом во время схваток и непосредственно во время родов? Изучение случаев «небрежного лечения», включая такие последствия, как повреждение мозга младенца, показывает, что отсутствие врача в больнице во время схваток играет центральную роль в возникновении трагедии примерно в 2/3 случаев. Эти исследования показывают также, что телефонные переговоры между сестрой и врачом повышают степень непонимания между ними, в результате которого опять же страдают мать и новорожденный. Так что, если вы выбираете на в качестве специалиста «хирурга-акушера», а он не может гарантировать свое физическое присутствие при схватках и родах, вы выбрасываете деньги на ветер и подвергаете своего ребенка опасности.
Если вы не верите, что вышеописанная картина встречается повсеместно, опросите 25000 сестер в США. Они высокопрофес-сиональны и выполняют всю основную работу. Они должны отслеживать схватки и помогать при родах, делая врача счастливым и скрывая тот факт, что большую часть времени его нет на месте, и чаще всего получают за все это минимальное вознаграждение. При этом права сестер ограничены, они лишены независимости и ничего не могут сделать без приказания врача.

Акушерки - это независимые профессионалы, которые следят за здоровьем будущей матери подобно семейному врачу, который следит за здоровьем семьи. Если семейный врач слышит шумы в сердце и направляет пациента к кардиологу, это вовсе не значит, что он является помощником кардиолога и в чем-то менее компетентен, просто в распоряжении хирурга есть специальное оборудование для исследования определенных осложнений, а у семейного врача его нет. Кардиолог дает рекомендации по лечению пациента, а семейный врач и пациент могут сами решать, следовать им или нет. Кардиолог и семейный врач - профессионалы одного уровня, которые объединяются при взаимном уважении друг друга ради лучшей охраны здоровья пациента.
Точно так же специалист «хирург-акушер» отдает приказы акушерке не в большей степени, чем кардиолог семейному врачу. Акушерка может направить к нему женщину в случае каких-либо осложнений, но это вовсе не значит, что акушерка является его помощницей, просто они сотрудничают как равные профессионалы.
Но слишком многие «хирурги-акушеры» до сих пор не понимают этого, пытаясь командовать акушерками, то отстраняя их от практики, то выводя их из больничного штата, то обвиняя в занятиях медицинской практикой без лицензии. Если вы ждете ребенка, постарайтесь не оказаться в центре этой профессиональной борьбы за первенство. Если вы хотите, чтобы в вашем здоровье заботилась акушерка, найдите такую, которая обладает максимальной независимостью в своей практике.
Еще одним аргументом в пользу того, что акушерки безопаснее «хирургов-акушеров» является то, что они обычно не используют медицинскую технику без нужды. «Хирурги-акушеры» все равно остаются хирургами, и роды они превращают в хирургическую процедуру: укладывают женщину на спину в кровать, которая фактически представляет собой модифицированный хирургический стол, зачастую закрепляя ноги роженицы в специальных хирургических зажимах в поднятом положении. Уже более 25 лет известно (и это подтверждено научно), что это самая худшая позиция из всех возможных для рожающей женщины. В этой позиции голова ребенка пережимает главный кровеносный сосуд, питающий утробу и младенца, и снижает подачу крови и кислорода. Если женщина находится в вертикальном положении (сидя, на корточках или стоя), к ребенку поступает больше крови и кислорода, тазовые кости раздвигаются шире, пропуская ребенка, и ребенок движется по родовым путям вниз, а не вверх, преодолевая гравитацию. Чтобы убедиться, действительно ли клиника практикует современный подход к охране здоровья матери, достаточно посмотреть в какой позиции здесь находятся женщины во время родов. Если персонал по прежнему укладывает их на спину, значит здесь игнорируют научные данные, и по прежнему рассматривают роды как хирургическую процедуру.

От 50 до 80% родов в большинстве американских клиник сопровождаются как минимум одним хирургическим вмешательством. Это еще одно доказательство того, что врачи превращают роды в хирургическую процедуру. Эти процедуры включают введение лекарств, чтобы стимулировать начало или ускорить схватки, эпизиотомию (надрезы хирургическими ножницами для расширения вагинального отверстия), наложение хирургических щипцов или вакуумного экстрактора на голову младенца (можете себе представить, какой это риск) и кесарево сечение для извлечения ребенка.
В действительности, любая из этих процедур необходима не более, чем в 20% от числа всех родов. А поскольку любые хирургические вмешательства влекут за собой риск, повсеместное их использование где нужно и где не нужно приводит увеличению количества смертей и травм, в сравнении с родами, которые ведет акушерка. Доказано, что акушерки гораздо реже используют хирургическое вмешательство, чем врачи. Возьмем, к примеру, эпизиотомию. От 50 до 75 % всех женщин в Америке при рождении первенцев прошли через эту процедуру, тогда как в действительности в ней нуждалось не более 20%. Среди акушерок независимой практики в США (то есть тех, кому врачи не указывают, что им делать) лишь от 2 до 20% родов проходят с использованием эпизиотомии.
Насколько это важно? Ведь при эпизиотомии теряется больше крови, женщина испытывает больше боли, наблюдаются значительные деформации вагины, а также более болезненные ощущения при сексуальных контактах в течение нескольких месяцев и даже лет. К тому же эпизиотомия, сделанная без необходимости, является формой сексуального оскорбления. Некоторые феминистские группы в Америке озабочены практикой увечий женских гениталий (как правило, ритуальных) в отдельных частях Африки. Им следовало бы с тем же рвением бороться против оскорбления миллионов женщин Америки, получивших увечья гениталий при родах, пройдя через медицинскую операцию, сделанную без необходимости.
В то время как акушерки доверяют женскому телу и опираются на искусство своих рук, понимая важность сохранения естественной гармонии, врачи в основном доверяют лишь лекарствам и технике. Привлечение дипломированного «хирурга-акушера» в качестве хранителя здоровья (при нормальных беременности и родах) не более разумно, чем привлечение детского врача в качестве сиделки для своего 2-х летнего ребенка.
Итак, при выборе специалиста, который будет вести ваши беременность и роды, важно расспросить врачей или акушерок об их практике: предпочитают ли они укладывать женщину на спину во время родов, как часто они используют эпизиотомию, щипцы, вакуумный экстрактор и кесарево сечение. Если они не в состоянии представить конкретные данные или отказываются это сделать, будьте настороже! Остерегайтесь любых попыток заполучить вас под предлогом того, что вы ничего не понимаете в технике ведения родов - «вы должны мне доверять, я ведь врач!».

Выбор правильного места для родов

Важно решить, где вы будете рожать - дома, в независимом родильном центре или в клинике. Подавляющее число данных свидетельствует, что домашние условия - наиболее подходящее место для родов, если вы относитесь к 80% женщин, не имеющих серьезных медицинских осложнений при беременности. Место родов должно быть расположено в пределах 30 минут пути от ближайшей клиники. Основным преимуществом домашних родов является то, что женщина постоянно находится под контролем. Другим преимуществом является гораздо менее частое использование медицинской техники без серьезной необходимости. Сказать о клинике, что там будет «как дома», то же самое, что повесить в окне пекарни объявление: «Мы продаем хлеб домашней выпечки».
Независимый родильный центр со штатом акушерок весьма подходящее место родов для огромного большинства женщин, не имеющих осложнений во время беременности. Администрация клиник часто ввожит женщин в заблуждение, рекламируя свой «родильный центр». Центр является по настоящему независимым, только в том случае, если он расположен вне территории клиники, иначе он будет находиться под надзором и руководством больничных врачей, где роженица не будет под постоянным контролем.
Выбирая место для родов, изучите практику соответствующего учреждения. Будете ли вы свободны в выборе способа родов? Помните, что свобода означает возможность самой контролировать все, что с вами происходит. Спрашивать разрешения на каждое свое действие - это не свобода. Можете ли вы пригласить кого хотите, чтобы он присутствовал при родах? Некоторые больницы ограничивают число тех, кого вы можете пригласить, в то же время они сами (не спрашивая вас) могут позвать кого угодно, например, компанию стажирующихся врачей. Можете ли вы прийти с расписанным планом родов, которому они будут следовать и уважать ваше мнение, или у них есть «ясное мнение» по поводу таких планов вообще и о вашем в частности, а вас посчитают «плохой пациенткой».
Многие клиники соревнуются в борьбе за пациентов и показывают беременным красивые родильные комнаты. Помните, что важны не вращающиеся кресла и хорошенькие занавески, а то, будете ли вы контролировать ситуацию.
Всегда имейте в виду, что больницы находятся под абсолютным контролем врачей, а правила и предписания существуют для удобства персонала, а не для вашего удобства. Клиники оснащены всем необходимым для ухода за больными людьми, а поскольку роженицы не являются больными, многое из того, что есть в больнице, не приспособлено для их нужд. Один простой пример: большинство родов продолжается от 10 до 20 часов, за это время один или более раз меняется персонал, имеющий 8-часовой рабочий день. Несмотря на то, что для женщины так важно постоянное присутствие кого-то знакомого на протяжении схваток, при родах в клинике вам, по видимому, придется вытерпеть несколько смен персонала и множество посторонних, входящих в вашу комнату.

Получение информации о технологии ведения родов

Как получить нужную информацию? Для решения вопроса, подходят ли вам принципы и традиции ведения родов в данной клинике, важно чтобы вы понимали разницу между фактами и собственными впечатлениями. Опираться все-таки лучше на факты, которые можно оценить с научной точки зрения. Ведь польза и безопасность - понятия субъективные. Чтобы назвать технологию полезной и безопасной, о ней должны судить те, на ком она испытывается. Ученые могут оценить действенность и степень риска, акушерки и врачи могут и должны предоставить женщине конкретные цифры и полную информацию, но только она сама может выбрать, насколько одно или другое решение предпочтительнее.
Поскольку ваши желания и предпочтения врача зачастую расходятся, иногда бывает трудно получить беспристрастную информацию. Слишком часто врач предоставляет вам лишь ту ее часть, которая, по его мнению, сделает вас сговорчивой пациенткой, согласной делать все, что хочет и, следовательно, предлагает врач. Один из путей получения беспристрастной информации - самой увидеть научные данные, помимо той информации, что вам предоставляют: «Покажите мне цифры!»
Эффективным и быстрым средством узнать, может ли та или иная технология быть полезной именно для вас, является «Руководство по эффективному уходу при беременности и родах» (Энкин и др.). Книга снабжена 6-тью таблицами, в которых наиболее традиционные виды вмешательства при беременности и родах классифицированы по степени «бережного отношения» (на основе научных данных для каждого вида): 1- полезное, 2-скорее полезное, 3-промежуточное между полезным и неблагоприятным, 4-эффективность неизвестна, 5- непохоже, что полезное, 6-неэффективное или вредное.
Даже быстрого взгляда на эту таблицу достаточно, чтобы вам захотелось проверить, какие и сколько из этих неэффективных или вредных видов вмешательства все еще применяются в больнице, которую вы себе подыскали.

Поскольку во время родов может возникнуть ситуация, когда лимит времени просто не позволит получить какую-либо информацию, разумно задолго до ожидаемого срока узнать о технологиях, наиболее часто применяемых здесь при родах. Об эпизиотомии здесь уже упоминалось.
Так как в американских больницах 20 и более процентов женщин проходят через операцию кесарева сечения, вам следует заранее получить информацию об этой технологии. Нет лучшей иллюстрации хирургического подхода к родам, чем эта операция, поскольку это основное, милое сердцу всех хирургов, решение - «вырезать».
Некоторые «хирурги-акушеры» настолько увлечены этим техническим решением, что считают его предпочтительнее, чем нормальные роды.
В одной из недавних статей в солидном медицинском журнале всерьез предлагалось делать кесарево сечение при всех родах и требовать (совместно с полицией) расписку с любой женщины, которая настолько глупа, что настаивает на вагинальных родах. В другой статье (также в авторитетном журнале) автор, пользуясь весьма пристрастными данными, пытался доказать, что попытки снизить количество этих операций ниже 20% опасны для нации (предположение, идущее вразрез с огромным количеством достоверных научных данных). В третьей статье медицинский журнал настаивает, чтобы женщины требовали проведения кесарева сечения, даже если для этого нет никаких медицинских оснований. Между тем, одна популярная книжица убеждает женщин требовать кесарева сечения, поскольку «они хотят поддерживать вагинальный тонус, как у девочки-подростка, а уж их врачи найдут медицинское объяснение, которое устроит страховую компанию». Итак, тесная вагина для сексуального партнера должна стать вашим первым коммерческим «предприятием», и вы окажете врачу большую услугу, надувая страховую компанию. Как видите, хирургический подход к родам сметает все на своем пути!
Где же правда, что можно в действительности сказать о кесаревом сечении с научной точки зрения? Сравните то, что вам говорят, с документально подтвержденной информацией. Итак, первый вопрос: «Насколько это безопасно?». Всегда остерегайтесь, когда к вопросу относятся пренебрежительно или стараются преуменьшить риск, ведь мы говорим о хирургии брюшной полости, и определенный риск при этом всегда существует. Что касается риска для женщины, то у нее в 4-8 раз больше шансов умереть от этой операции, чем при нормальных родах. Даже запланированное кесарево сечение без каких-либо медицинских осложнений несет с собой вдвое больший риск.
Даже если женщина не умирает, существует риск многих серьезных осложнений от хирургической операции, таких как порез мочевого пузыря или других внутренних органов и 20% шанс занесения инфекции. Так как инфекция часто вызывает у женщины жар, возникает необходимость проводить диагностику ребенка, включая анализы крови и даже спинного мозга.
Кесарево сечение влияет также на будущие репродуктивные способности женщины, так как уменьшает ее шансы снова забеременеть, а если это все-таки случится, для нее существует больший риск внематочной беременности. Если же она успешно доносит ребенка до конца, для нее все равно существует повышенный риск двух серьезных осложнений во время родов, каждое из которых угрожает ее жизни и жизни ребенка: перекрывание плацентой родовых путей или отделение плаценты до того, как родился ребенок.
В то время, как некоторые женщины способны рискнуть своим телом, вряд ли найдется хоть одна, готовая рисковать жизнью или здоровьем своего ребенка только ради собственного удобства или избавления от боли. А риск для новорожденного при кесаревом сечении весьма велик. Существует примерно 5%-ная вероятность, что нож хирурга случайно заденет ребенка. Поскольку не вся вода удаляется из легких, как это происходит при нормальных родах, у большего количества новорожденных могут возникнуть серьезные проблемы с дыханием. Хотя клиники и оснащены соответствующей аппаратурой, весьма часто имеют место ошибки в оценке сроков беременности и кесарево сечение делается слишком рано, и ребенок появляется на свет недоношенным со всеми вытекающими последствиями.
Трудно себе представить, что женщина, которой предоставили полную информацию о степени риска, будет настаивать на кесаревом сечении, если для этого нет серьезных медицинских оснований.
Хирурги-акушеры набрасывались на сторонников «женского выбора», который для них хорош лишь тогда, когда подталкивает этот выбор в нужном для них направлении. Например, в течение ряда лет научные данные свидетельствуют, что вагинальные роды после ранее сделанного кесарева сечения предпочтительнее, чем повторная операция. Отказывая женщинам в праве выбора, хирург, для которого не существует медицинских показаний, не только смешон, но и опасен. В результате прошла целая эпидемия родов с использованием совсем необязательного кесарева сечения.
Теперь уже другая технология - эпидуральная защита от боли при родах - распространяется со скоростью эпидемии, поскольку врачи изо всех сил проталкивают и продают ее женщинам, как только могут (эпидуральное обезболивание при кесаревом сечении - совсем другое дело, так как это предпочтительная анестезия при основной операции). Появилась даже новая специальность врачей - акушеры-анестезиологи, построенная исключительно на экономическом фундаменте эпидуральной защиты от нормальной боли при родах. Теперь им требуется множество рожениц, выбравших этот путь избавления от боли, для поддержания своего существования. (Их специальный журнал уже рекламирует приобретение персональных установок для обезболивания). Эти новоявленные специалисты бродят теперь по курсам подготовки к родам и больничным холлам, пытаясь продать свою «эпидуральную защиту» и рассказывая при этом, как это безопасно. Насколько это безопасно в действительности?
У 23% или, примерно, у одной из 4 женщин, прошедших через эту процедуру, разовьются осложнения. Самым нежелательным осложнением является смерть, так как эпидуральная защита от нормальной родовой боли втрое повышает вероятность смертельного исхода по сравнению с обычными родами. Один из каждых 500 случаев вызывает временные неврологические проблемы, такие, как паралич, а в одном из полумиллиона случаев эти проблемы остаются навсегда. Это, конечно, крайности, однако некоторые менее серьезные, но значительные последствия встречаются гораздо чаще.
У 15-20% всех женщин после родов возникает жар, что приводит к необходимости проведения анализов и лечения антибиотиками. У 15-35% затруднено мочеиспускание и они должны пользоваться катетером, вставленным в мочевой пузырь. 30-40% женщин испытывают сильные боли в пояснице несколько часов или дней после родов, а 20% продолжают испытывать боли даже год спустя.
Таким образом, они обменяли избавление от естественной боли в течение нескольких часов во время схваток на жестокие боли в спине в течение года или более! Поскольку боль при родах является необходимым компонентом нормальной реакции тела, стимулирующим продвижение схваток, а эпидуральная защита исключает эту боль, значит нормальный механизм родов нарушается. Можно ожидать, что широкие исследования подтвердят документально увеличение продолжительности схваток при использовании эпидуральной защиты. При нарушении естественного родовой деятельности в 4 раза чаще приходится применять щипцы или вакуумную экстракцию и вдвое чаще использовать кесарево сечение. Эти хирургические вмешательства вносят, конечно, свою долю риска для жизни матери и ребенка. Таким образом, выбирая эпидуральную защиту, женщина меняет меньшую боль на более долгие схватки и (в случае кесарева сечения) на еще большую боль в течение нескольких дней после родов, а также на повышенный риск для себя и ребенка.
Какому именно риску подвергается ребенок? Поскольку ни одна женщина не выбрала бы сознательно такую форму обезболивания, которая подвергает ребенка риску, женщинам не говорят, что в 8-12% схваток электронный монитор указывает на жестокую гипоксию (недостаток кислорода) плода. После подтверждения этого факта Американская Коллегия акушеров и гинекологов рекомендует при использовании эпидуральной защиты проводить непрерывный электронный мониторинг плода, чтобы сразу зафиксировать возникновение гипоксии.
Оказывает ли этот недостаток кислорода долговременное воздействие на ребенка? Установлено, что при проведении невралгических тестов месячных младенцев, результаты дают основания предполагать незначительные повреждения мозга. Хотя это и не подтверждено абсолютно точно, но все-таки об этом тревожном симптоме следует рассказать женщинам, которым предлагают эпидуральное обезболивание. Кроме того, описанная процедура несет с собой и другой риск, хорошо известный при других случаях вмешательства при родах: «эффект водопада». Это значит, что одно вмешательство влечет за собой другое и т.д. Если, например, женщине дают лекарство, чтобы инициировать начало схваток или их ускорить, это ведет к более болезненным сокращениям. Это, в свою очередь, заставляет предложить обезболивание, обычно с эпидуральной защитой, которая, как мы уже видели, повышает частоту использования щипцов или вакуумной экстракции, что ведет к эпизиотомии или кесареву сечению, что приводит к возникновению жара у матери и необходимости делать анализы и лечить ребенка.
Существуют и другие «водопады» вмешательств во время схваток и родов и каждое из них сопровождается риском для матери и ребенка. Легко увидеть, что вторжение техники в процесс родов создает множество новых проблем. Вместо того, чтобы пересмотреть свои привычки, врачи делают вывод, что роды - дело рискованное, хотя в действительности сами часто являются причиной этого риска.
Все вышесказанное является одним из важных аргументов в пользу домашних родов, отдельных независимых родильных центров и собственной акушерки, так как все это ассоциируется с меньшим риском и большей безопасностью.
Ни один честный врач не стал бы утверждать, что обезболивающие лекарства безвредны. В своем стремлении облегчить боли женщин при схватках и родах врачи вынуждены неизбежно выписывать лекарства, тогда как существует много немедикаментозных способов избавления от боли: например, постоянное присутствие акушерки или кого-то из близких, ванна с теплой водой (или душ), возможность ходить и принимать любые позы, массаж, иглоукалывание и т.п. Ни один из этих способов не принесет никакого вреда женщине и ее ребенку, все они очень часто используются акушерками, но очень редко предлагаются врачами.

Информация об использовании аппаратуры в дородовой период

Во время беременности вы можете испытать свои способности детектива и проверить, насколько медсестра, акушерка или врач готовы предоставит вам полную и беспристрастную информацию.
Весьма вероятно, что на ранней стадии беременности вам предложат пройти ультразвуковое обследование (УЗИ - общепринятая процедура в наше время). Стоит задать несколько вопросов: «Какова вероятность того, что сканирование не повредит мне? Безопасно ли такое обследование?» Если ответ будет категорическим - «Да, УЗИ во время беременности совершенно безопасно», - бейте тревогу, поскольку вы не получили полной информации. Затем вы должны попросить «Покажите мне данные о степени безопасности УЗИ в дородовой период», чтобы убедиться в правильности ответа.
Как ученый я могу заверить вас, что единственным правильным ответом на ваш вопрос является следующий: «Мы не знаем, так как не существует достаточного количества данных, доказывающих полную безопасность УЗИ в этот период».
Некоторые исследования показывают вероятность того, что ультразвук может вызвать замедление роста плода. Другие исследования указывают на возможную невралгические проблемы у детей, подвергшихся действию УЗИ в утробе. Необходимо шире изучить оба этих аспекта, но с научной точки зрения невозможно сегодня утверждать, что УЗИ во время беременности совершенно безопасно.
Следующий вопрос, который вы можете задать по поводу УЗИ: «Какова вероятность, что это пойдет мне на пользу?». Когда вам ответят, что основанием для сканирования является возможность выявления дефекта плода, спросите: «Какова вероятность того, что дефект будет действительно обнаружен, если он существует (истинный положительный диагноз), и какова вероятность ошибки (ложный положительный диагноз)?». Если вам не смогут или не захотят ответить, остерегайтесь!
Вот вам статистические научные данные для проверки: из 100 обследованных женщин в 3-х случаях получают положительный результат, при этом в двух случаях он истинный (то есть УЗИ указывает на дефект плода и дефект действительно имеет место), а один из 100 является ложным (то есть УЗИ указывает на дефект, а плод оказывается нормальным). Это значит, что если всем женщинам с положительным диагнозом прервать беременность, то на два дефектных плода погибнет один нормальный. Скольким женщинам рассказывают об этом перед направлением на рутинное УЗИ?
Вашим следующим вопросом после предложения пройти УЗИ должен быть такой: «Какова гарантия, что мой ребенок после этого перенесет беременность и роды и какова статистика?». Правильным ответом на это будет следующий: «Широкомасштабные исследования, проведенные в США более чем на 15000 беременных женщин не выявили каких-либо изменений в уровне детской смертности после обследования».
Один ученый написал по этому поводу: «Вообще, хотелось бы знать, почему медики широко используют при обследовании беременных пациенток аппаратуру, излучающую самые различные виды энергии, безвредность которых не доказана, для получения информации, клиническая ценность которой также не доказана, операторами, не имеющими сертификата о профессиональной пригодности к проведению таких обследований?».
Исходя из всех этих соображений, Американская коллегия акушеров и гинекологов, Американская коллегия по радиологии и Американская Служба профилактики выступают против установившейся практики использования УЗИ среди беременных из группы «низкого риска».

Почему используется медикаменты и аппаратура без явной необходимости?

Чтобы понять, почему необязательная техника и препараты так широко используются во время беременности и родов, необходимо понять, как они внедряются в технологии ведения родов. Прежде всего, следует спросить, предшествует ли этому тщательная научная оценка с последующим официальным одобрением и выдачей рекомендаций и требований по подготовке врачей к их использованию?
К сожалению, все происходит иначе. В качестве иллюстрации можно привести пример рождения «нового технического решения», которое в настоящее время широко распространяется в США.
Несколько лет назад Пищевая и Лекарственная Администрация (FDA) одобрила выпуск нового лекарства под общим названием мизопростол или сайтотек, которое рекомендовалось от болей в животе. Известно, что одним из его побочных действий является сильное сокращение матки и по этой причине на этикетке указано, что лекарство ни в коем случае нельзя

Поделиться