Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. 1 Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch.
Сообщество Я ФАНАТКА своего ребёнка

Психология - Плохие родители

Татьяна 28 октября 2017, 15:24 , Москва ···
Люди, я в отчаянье! Дневной сон.

Что делать? Ребнку 3г. 6 м. Уже месяц борьба за сон и со сном. Дневным. Каждый раз истерики, крики.Мое сердце не выдерживает. Я не знаю как воспитывать. Боюсь сломать, причинить псих.боль, боюсь, что ребенок перестанет чувствовать любовь, защиту родителей, увер...

Читать далее
Поделиться
Синди M 9 марта 2014, 04:08 , Стокгольм ···
Знакомо-то как: ГОРЬКИЙ ХЛЕБ МАМИНОГО СЫНА

Знакомо-то как почти всё, что ниже. Только автор путает настоящую материнскую любовь и материнские чувства. То, чем его травили, не любовь, а второе. Основное отличие, как мне кажется, это уважение, если оно есть к ребёнку, то забота равняется любви. Если уважения нет, то это не любовь к ребёнку, а что-то нездоровое другое, имхо.

ГОРЬКИЙ ХЛЕБ МАМИНОГО СЫНА


Нет большей напасти для человека, чем родительская любовь. Настоящая. Слепая. Маниакальная. Позвони-домой-а-то-я-не-я. Большинство неприятностей бьют индивидуума снаружи, и только эта разъедает изнутри ежедневно, в самом податливом возрасте.
Читать далее
Поделиться
Синди M 18 августа 2013, 17:21 , Стокгольм ···
Нежеланный ребенок. Елена Горина, психолог

http://www.baby.com.ua/st/?49

Нежеланный ребенок

Елена Горина, психолог
st49-2.jpg

Когда я слышу слова "нежеланный ребенок" передо мной "всплывают" заплаканные лица женщин, которые обращались ко мне за психологической поддержкой. Я вспоминаю их горькие исповеди о том, как в их жизни появился ребенок, которого они не хотели. Я вспоминаю суицидальные попытки подростков, которые после борьбы за их жизнь кричали: Зачем вы меня спасли?! Я все равно никому не нужен! Родителям я всегда мешал! Они меня никогда не хотели!; Я неудачница, ни на что не гожусь, у меня ничего не получится, меня никто, даже мама не любит! Я никому не нужна и сама себя ненавижу... Я вспоминаю криминальные случаи, когда новорожденных находили в мусорных баках или в выгребных ямах уличных туалетов. Я вспоминаю ответы 15-16- летних девочек-подростков на вопрос: Что ты думаешь по поводу ранней беременности и абортов?

Читать далее
Поделиться
Синди M 18 августа 2013, 17:01 , Стокгольм ···
Нежеланные дети - диагноз или судьба?

http://rimmadyusmetova.livejournal.com/6831.html

userinfo.gif?v=17080?v=107.2rimmadyusmetovaFebruary 22nd, 2009

О том, что число больных, несчастных, неудачников по большей части пополняют нежеланные дети, лучше других знают психологи и психотерапевты, которые практически каждый день сталкиваются с ними. Статистики нежеланных детей, понятно, никто не ведет, но их не счесть во все времена и во всех странах. Они есть среди богатых и бедных, знаменитых и простых людей.
Читать далее
Поделиться
Синди M 18 августа 2013, 13:41 , Стокгольм ···
Всем плохим родителям посвящается...
выставка Готтфрида Хельнвайна (Gottfried Helnwein) в Австрии
картина называется "небольшая коррекция"
gh454.jpg

Читать далее
Поделиться
Синди M 22 июля 2013, 21:20 , Стокгольм ···
"Похороните меня за плинтусом"

Читаю это всё со смарт-фона, который не такой уж смарт у меня, какой-то он древний 2008 года, русского шрифта у него ни в софте ни на клаве нет, что омрачает мне поиски в гугле нужной информации. Но и это не всё, он абсолютно не даёт мне комментировать ничего на ББ, поэтому я только читаю комменты и не отвечаю. Здесь ничего личного, не обижайтесь, пожалуйста, очень хотелось бы, но приходится хранить то самое молчание, которое золото. Комментируйте, я всё читаю :)

"Похороните меня за плинтусом" прочитала наконец-то, рекомендую всем и каждому. http://readr.ru/pavel-sanaev-pohoronite-menya-za-plintusom.html     Ещё бы полную версию найти, с новыми главами, которые он не включал в этот оригинал. Моя мама мало отличается от этой бабушки, на мой взгляд. А вот, что в Википедии написано:

"Её жестокая «любовь» к внуку, больше похожая на ненависть, произрастает из желания иметь послушную и безответную живую куклу, которую можно опекать, лечить и наказывать. Эта «самоотверженная» забота помогает ей ощущать собственную значимость и острее упиваться собственным «страданием», причиняемым лживыми, чёрствыми и неблагодарными окружающими (включая мальчика). Ребёнок, которого она в непрерывном режиме учит ненавидеть мать, плохо поддаётся этой обработке сознания и пытается вырваться из-под пресса домашней тирании."

Ещё мне понравилось интервью с Павлом Санаевым, оно здесь http://plintusbook.ru/karavan/




Поделиться
Синди M 22 мая 2013, 20:24 , Стокгольм ···
Онажемать

Онажемать Одна из проблем многих клиентов - это названия. Слова имеют большую власть, они много значат для нас. Слова рисуют картинки. Только вслушайтесь - "разбитная разведенка", "жиголо", "охламон" - сразу же встает образ.
И за словами "мама", "мать", "отец", "бабушка", "папа", "сестра" - стоит много картинок.

И здесь - ловушка.

Мать и отец - это не то, что включается или выключается. Не говорите мне об инстинктах - у людей они запросто могут не работать, я это видела неоднократно. Мать и отец - это социальные роли, связанные с заботой, интересом, любовью, поддержкой и ответственностью.
И если человек не выполняет эти роли, он не является отцом или матерью. Он является донором спермы или биологической матерью, но вот кем он становится потом - после рождения ребенка - порой может присниться только в кошмаре.

Читать далее
Поделиться
Синди M 16 мая 2013, 23:32 , Стокгольм ···
"Ты мне всю жизнь испортила самим фактом своего рождения!"

"Ты мне всю жизнь испортила самим фактом своего рождения!"

Сегодня с мамашкой беседовали по телефону. Несчастная в своём репертуаре. Сначала как обычно потявкались про то, что она мною попользовалась, на полную катушку, и всегда относилась ко мне как к падчерице, а к сёстрам как к родным, и от своей не отступает традиции, за мой счёт обеспечила их и дальше хочет тем же макаром.

Закончила идиотка классикой жанра плохого родителя: "Ты мне всю жизнь заломала! Ты мне всю жизнь испортила самим фактом своего рождения! Если бы не ты, я бы построила карьеру, а так, вынуждена сидеть была с тобой".

Я: "Год ты сидела со мной всего лишь-навсего, а затем сдала меня в детскую тюрьму  под названьем садик, в 7 лет оттуда забрала. Какую карьеру я тебе помешала строить со своего возраста в один годик и до сегодняшнего дня 35 лет?"

Оказывается, хорошие заработки были у официанток, а это ночная работа, не бросишь же ребёнка, и второй вариант - у проводниц поездов. Ну, надо же какая жалость, идиотка не рассчитывала когда трахалась без презов, что нет садов, куда можно свой "плод любви" потом сдать не только на день (пока она отсыпается), но и на ночь (когда она работает :))), а в интернат рука не поднималась отдать, чтобы строить "карьеру" проводницы :))).

Читать далее
Поделиться
Синди M 13 мая 2013, 09:47 , Стокгольм ···
Когда родительская любовь заходит слишком далеко

Когда родительская любовь заходит слишком далеко

http://adalin.mospsy.ru/l_03_00/l_030172.shtml

Мне понравился один абзац, точно про мою мать. Я сумела отделиться от неё только в 26 лет, о чём-то же это говорит (ненормальности родителя и гиперопеке)...

"Например, мать говорит ребенку, что горка на детской площадке "слишком высока для тебя". В дом к новому другу не пускают, потому что "там играют в слишком грубые игры". Поход на выходные дни в VII классе запрещается, потому что там "не будет достаточного присмотра". Летний лагерь, куда едет приятель, отвергается на основании того, что "туда слишком большой конкурс", а про велосипедную прогулку со сверстниками говорится, что "она будет слишком долгой и ты устанешь". В таких условиях очевидно, что выбор колледжа и выбор профессии будут делать родители. Выбор супруги или супруга потребует от сына или дочери большой стойкости, скорее всего, последнее слово и в этом случае будет за родителями.

Безусловно, родители должны защищать ребенка от опасностей, оценивать, насколько он готов к занятиям, сопряженным с риском. Некоторые ситуации опасны и нежелательны, и дети должны быть защищены от них. Но иногда родители встревожены без всяких на то оснований. Их поведение означает, что им спокойно только тогда, когда ребенок полностью зависим от них. Их приводит в ужас то, что его придется отпустить из дома, даже если это необходимо и безопасно.

Обычно существуют две основные причины для подобной гиперопеки: стремление подавить потребность ребенка расти, экспериментировать, а это рождает у него желание быть более независимым и самостоятельным. Первая причина исходит из того, что родители используют ребенка для удовлетворения собственных потребностей. Он подменяет все остальные нормальные пути самореализации взрослого, особенно связанные с браком и работой. Вторая причина удушающей любви выглядит по-иному, но имеет те же самые корни. Гиперопека часто скрывает сильную враждебность по отношению к ребенку. Поскольку это чувство неприемлемо и вызывает чувство вины, оно быстро вытесняется в подсознание. Некоторые неудовлетворенные и разочарованные родители на самом деле боятся, что их враждебность или неприятие ребенка могут привести к тому, что с ним случится что-то ужасное."

Читать далее
Поделиться
Синди M 7 мая 2013, 01:47 , Стокгольм ···
Родителей не выбирают или "Пять тактик семейного воспитания"

Родителей не выбирают или "Пять тактик семейного воспитания"

Статью хорошую нашла http://adalin.mospsy.ru/l_03_00/l_03_01t.shtml, и не хотела бы сюда мешать совершенно постороннюю тему, но придётся, т.к. из песни слова не выкинешь.

http://www.babyblog.ru/community/post/poiuyt/60337 В нездоровом сообе смесе-кормилиц Миньеты-Хуеты задаются вопросами, так и пишут, "Объясните, не понимаю". Объяснять не будем, т.к. там собрались не для того, чтобы что-то понимать, на самом деле, о ЕР, ГВ и пр. Процитирую лишь один пункт "непонимающей": 6. Почему считают, что раньше ВСЕ было не правильно, хотя те поколения уже выросли, а их детям лет по 5?

Безмозглая Миньета-Хуета (модер сооба смесекормилиц, в миру Юлёк, што ль) консультирует очередную "заблудшую" со ссылкой на меня, конечно, т.к. почему-то моя персона её очень сильно волнует: "6) ну это всё искания и метания. И потом, если полистать дневнички особо яростных фанаток, то очевидно, что у них большие нелады с матерью и вообще с семьёй, и из-за этого масса комплексов по жизни. Вот они подсознательно и стремятся быть супермамочками для своих детей,чтобы доказать прежде всего своим мамам, как те заблуждались и вообще всё делали неправильно. Ну и глупость, тупость, внушаемость, фанатизм, корысть в конце концов - многие же зарабатывают пропагандой и консультированием - тоже сюда же."

Милая Хуета! Я тебя разочарую, "массы комплексов" по жизни у меня нет, поэтому в отличие от тебя живу в согласии с Природой, кормлю грудью, люблю своего ребёнка и мужа. Что же до "БОЛЬШИХ НЕЛАДОВ С МАТЕРЬЮ", то они проистекают из диктата и авторитарного стиля семейного воспитания, которые мой родитель-неудачник взял себе за правило. Учи психологическую мат-часть, а то брешешь, и как в лужу гадишь!

Коммент по поводу статьи: обратите внимание, нормальные читатели, пожалуйста, ниже абзац про мою МАТЬ, и любому нормальному человеку ясно, что авторитаризм и диктат - дорога в никуда для любого родителя. Кстати, мы с сёстрами пошли по разным путям сопротивления диктату, в силу разных характеров, естественно. Я отреагировала жёсткими контрмерами: грубостью и ненавистью, сломить себя не дала :). А, вот, сёстры оказались сломленными, ценные качества личности у них изничтожены: самостоятельность, чувство собств. достоинства, инициативность, веры в себя и свои возможности и в помине нет :(.

"Следует сказать, что психологически фиаско воспитательных принципов диктата закономерно.

Родители, предпочитающие всем видам воздействия приказ и насилие, неизбежно сталкиваются с сопротивлением объекта воспитания - ребенка, который отвечает на нажим, принуждение, угрозы и другие жестокие меры воздействия своими контрмерами: лицемерием, обманом, вспышками грубости, а иногда откровенной ненавистью. Но даже если сопротивление сломлено, победа оказывается пирровой. Вместе со сломленным упорством оказываются сломленными, растоптанными многие ценные качества личности: самостоятельность, чувство собственного достоинства, инициативность, вера в себя и свои возможности."

Вы будете смеяться, но МАМА моя настолько странна, что вот, я с ней не общаюсь, а недавно был ДР у моего ребёнка, так, она настолько воодушевилась от нашего раз в год общения (вынужденного для меня, а не добровольного), что даже попыталась начать мне диктовать, с кем мне дружить, а с кем нет!

Уже с полгода как у меня появились две подруги, назовём их Наташа и Оля. С Наташей мы периодически ходим в бассейн, а Оля живёт рядом, мы с ней гуляем много и просто общаемся. Мамашка, послушав немного про Наташу (абсолютно ничего криминального), спросила меня: "Надеюсь, ты не приглашаешь Наташу домой?" Для незнающих подскажу, это так мать-нарцисс обычно пытается управлять своим отпрыском. Представляете, я терплю её на празднике своего ребёнка просто ради ребёнка, считаю часы, когда она уедет, а мамашка совсем забылась, и за меня в мои 35 лет хочет выбирать друзей, и решать, им приходить ко мне домой или нет! Не, ну это уму постижимо, вообще? Я ей сказала, что Наташе неудобно ко мне в деревню ездить, да и вообще она не горит желанием поэтому, а што за проблема-то? Кстати, Наташа мне столько всяких одёжек отдала и отдаёт, маман вообще в своём умишке-то? Не, ну гипотетически, как она себе представляет наши отношения? "Наташа, ты это... вещи да тряпки, давай, гони, а в гости ни-ни..."

С Олей маман удалось познакомиться. Оля в курсе, что маман довольно хреновая мне досталась, поэтому особого восторга при встрече не выразила. Маман это, видать, почувствовала и говорит, что её "ужас охватывает, что этот человек лезет к нам в семью". Какое, "к нам в семью"? Опять забывается, что у меня с матерью-нарциссом семьи уже давно нет, у меня, к счастью, родной муж и ребёнок, как и должно быть. А деспота, диктатора и морального урода, тормозившего моё развитие (запугиваниями не дававшего строить семью и встречаться с мужчинами до 26 лет!) я давно уже отправила в пень. Я в точности не помню её бредовых требований и пожеланий, но вроде как, дружить с Олей мне нельзя, по мнению моей говно-матери :))). Я ей сказала, что как она хочет, так и будет, пусть даже не сомневается.

Мать-нарцисс, токсичный родитель не узнаёт потребностей своих детей, воспринимает своего ребёнка как свою собственность, или как продолжение себя. Этот пример именно это и иллюстрирует. Она всерьёз полагает, что моих друзей и знакомых для меня выбирать - обязанность до самой её смерти. Когда мне было 7 лет, я водила друзей домой с улицы, она видела натоптанные полы, фантики от конфет и ещё какие-то улики, и избивала меня. Так она пыталась отучить меня от общения со сверстниками "для моего же блага". Что сказать? Как тогда я считала её скотиной, недостойной быть моей матерью, так и сейчас считаю. Правда, ведь жаль-прежаль, что теперь моя говно-мать меня не может за волосы оттаскать за дружбу с Олей и Наташей?

Правда, ведь не только Миньете-Хуете очевидно, что о таком родителе как у меня ВСЕМ можно только мечтать, и что этот родитель-урод такой достался Синди, но не достался Хуете, только потому что что-то неладно с Синди, и всё чудесно с Хуетой?

Милая Миньета! Родителей не выбирают, запомни это, и перестань обливать грязью моё светлое имя вообще и в контексте отношений с моей плохой родительницей в частности.

Синди, Копирайт 2013

http://adalin.mospsy.ru/l_03_00/l_03_01t.shtml


Пять тактик семейного воспитания

воспитание, общение, психологияБудут или не будут возникать препятствия на пути взаимопонимания родителей и детей - зависит главным образом от общей психологической атмосферы в семье.

Можно условно выделить пять линий развития семейных отношений, типов социально-психологического климата семьи и соответственно тактик семейного воспитания. Хотя, конечно, существует множество переходных, стертых, промежуточных модификаций и вариантов.

Я позволил себе использовать для этой типологии термины, которые более привычны для дипломатов и политологов, военных и профессоров военных академий, чем педагогов и родителей, и, тем не менее, весьма точно характеризуют интересующие нас явления: диктат, опеку, конфронтацию, мирное сосуществование на основе невмешательства и сотрудничество.

Может возникнуть вопрос: уместно ли в области детской и семейной психологии использовать эти термины? Тактика, например, - это совокупность средств и приемов в борьбе за достижение цели. Но о какой борьбе в семье может идти речь? Кто с кем борется? Дети с родителями? Родители с детьми?

Мы не имели в виду ничего подобного, используя термины "тактика", "стратегия", хотя и такая борьба иной раз имеет место. Бороться можно не только с кем-то, но и, что особенно важно, за что-то и во имя чего-то.

Родители борются за то, чтобы их дети выросли такими, какими они хотят их видеть, и эта борьба не против детей, а за них. Тактика такой борьбы может быть весьма и весьма различная: удачная или неудачная, правильная или ошибочная, умелая или неумелая, научно обоснованная или антинаучная. Эта тактика соответствует типу семейных отношений и, в конечном счете, ими порождается. Вот об этом и пойдет речь дальше.

Диктат

Этот тип семейных отношений многократно и ярко описан на страницах художественной литературы. Мистер Домби у Чарльза Диккенса, старик Карамазов у Ф. М. Достоевского, Евграф Ширяев из рассказа
А. П. Чехова "Тяжелые люди", Джеймс Броуди у Арчибальда Кронина и вереница других столь же деспотичных отцов, годами тиранящих свои семьи, могли быть здесь превосходными иллюстрациями.

Однако с развитием цивилизованного общества все дальше уходят те крайние проявления семейного деспотизма, которые питали сюжетами и типажами многих писателей. И все-таки нельзя утверждать, что вопрос исчерпан. Диктат в семье, где одни ее члены подавляют у других самостоятельность, инициативу, чувство собственного достоинства, и сейчас может проявляться в формах, быть может, не столь резких, но достаточно определенных.

Никто не спорит - родители могут и должны предъявлять требования к своему ребенку, исходя из целей воспитания, норм морали, конкретных ситуаций, в которых необходимо принимать педагогически и нравственно оправданные решения. Но максимальная требовательность старших должна сочетаться с максимальным доверием и уважением к нему - в противном случае требовательность оборачивается грубым давлением, принуждением. Принятая теорией воспитания и восходящая к А. С. Макаренко формула "максимум требовательности - максимум уважения и доверия" является убедительной альтернативой диктату в семейных отношениях.

Знаменательно, что описанные мастерами художественной прозы истории семейных диктатур всегда кончались крахом всех надежд и планов тиранов. Плачевен конец тирании мистера Домби. И дело не только в смерти Поля и уходе Флоренс. Дети сформировались совсем не такими, какими их видел в своих мечтах черствый и жестокий отец. Следует сказать, что психологически фиаско воспитательных принципов диктата закономерно.

Родители, предпочитающие всем видам воздействия приказ и насилие, неизбежно сталкиваются с сопротивлением объекта воспитания - ребенка, который отвечает на нажим, принуждение, угрозы и другие жестокие меры воздействия своими контрмерами: лицемерием, обманом, вспышками грубости, а иногда откровенной ненавистью. Но даже если сопротивление сломлено, победа оказывается пирровой. Вместе со сломленным упорством оказываются сломленными, растоптанными многие ценные качества личности: самостоятельность, чувство собственного достоинства, инициативность, вера в себя и свои возможности.

Безоглядная авторитарность родителей, игнорирование интересов и мнения ребенка, лишение его права голоса при решении вопросов, к нему относящихся, - все это гарантия катастрофической неудачи формирования его личности. Трудно предсказать судьбу молодого человека, оказавшегося жертвой подобной воспитательной системы. Может быть, вырастет подхалим, приспособленец, трус, может быть - циник, хам, деспот. Может случиться, и выправится под влиянием каких-либо внесемейных влияний, и все обойдется без тяжких последствий.

Но одно можно сказать с полной уверенностью: какие бы цели воспитания ни преследовали родители, придерживающиеся тактики диктата, - не могут же они сознательно планировать воспитание подлеца или хама, - их цели не будут достигнуты, из их сына или дочери получится то, чего они никак не ожидали. Положительный эффект такого воспитания, даже если оно - результат лучших побуждений отца и матери, заведомо нулевой.

Здесь можно было бы поставить точку, но как не сказать, что диктат в семье далеко не всегда подобен улице с односторонним движением. Ребенок может быть не только объектом, но и субъектом диктатуры.

Существуют семьи, в которых ребенок является настоящим маленьким тираном. Вообще-то нередко это происходит в семьях, где ребенок долго болеет и родители, проникнутые жалостью и состраданием, готовы сделать все, чтобы компенсировать то, чего лишила его болезнь. Или это может быть долгожданный ребенок, родившийся в семье немолодых родителей, потерявших надежду на потомство. Как правило, отказа такому малышу не бывает ни в чем, любые его требования безоговорочно выполняются.

Мне вспоминается такая картина. Старый московский дом, асфальтовый дворик почти без зелени. Ребята играют в игру, ныне забытую: "двенадцать палочек" - усложненный вариант пряток. Со второго этажа, из окна раздается женский голос:

- Вовочка, иди обедать!
Молчание. Снова тот же голос:
- Вовочка! Мы тебя ждем!
Никто не отзывается. В голосе женщины звучит отчаяние:
- Суп остынет, Вовочка. Иди домой.

От стайки ребят отделяется веснушчатый подросток и, глядя наверх, кричит:
- Не буду! Не хочу! Отстань!
- Но, Вовик, ты же сегодня плохо завтракал! Я тебя жду. Иди домой, пожалуйста, Вовочка!

Опять молчание. Вовочка (его уличное прозвище Японец) колупает ногтем цементный шов стены и, наконец, принимает решение:
- Давай суп сюда! Здесь буду есть!
- Ну, как же так, Вовочка... Это же неудобно. Зачем же... Ну, хорошо, я сейчас тебе вынесу тарелку.

Женщина сдается. Не тут-то было. Новый приказ заставляет ее высунуться из окна, а мальчишек подойти поближе:
- Спускай суп ко мне! На веревке!
Ребята замерли: что будет?
- Японец, ты что, спятил? Да тебя сейчас... - бросил один из них.

Последовал самоуверенный ответ:
- А ты погляди, что будет, а после говори.

Сын лучше знал свою мать. Вскоре из окна медленно поползла вниз удивительно ловко обвязанная бечевкой тарелка супа (именно тарелка! Я хорошо помню) и утвердилась на коленях усевшегося на корточки мальчика. Таким же путем были спущены хлеб и ложка, завернутые в большую салфетку.

Он лениво хлебал суп и на удивленные возгласы товарищей обронил гордо:
- А она у меня дрессированная... Не то что ваши!..

И тогда один из ребят, Борька, с криком: "Какой же ты гад!", ударом ноги выбил у него тарелку и съездил по физиономии. Тот с ревом убежал домой... Ребята разошлись, опасливо поглядывая на окна второго этажа.

Через год или два после запомнившегося нам обеда мы, ребята этого двора, ушли на фронт. Многие не вернулись. Не вернулся и Борька (именем Героя Советского Союза, гвардии старшего лейтенанта Бориса Николаевича Дмитриевского названа наша улица). Не вернулся и Владимир Р-ский. Мать не намного пережила сына и мужа (последний умер перед самой войной). Осталась на втором этаже выморочная квартира. Новые жильцы рассказали, что в комоде нашли письмо, где сообщалось о смерти Р-ского: по приговору военного трибунала расстрелян за трусость и дезертирство...

Я далек от мысли связывать напрямую тираническое поведение сына в отношениях с близкими и тягчайшее воинское преступление. Но черты личности подлеца вылепливались его семьей на глазах окружающих на протяжении ряда лет, и помнится, никого не удивило тогда, в 1945, что Владимир Р-ский один на всю нашу округу погиб не славной, а позорной смертью.

Маленький деспот, привыкший не встречать сопротивления своему диктату в семье, за ее пределами, как правило, никаких привилегий не имеет и должен приспосабливаться и ловчить. Это ведет к своеобразному раздвоению личности. В нем уживаются жестокость к одним и заискивание перед другими, грубость и трусость, зазнайство и униженность. Как легко становится такой человек лицемером и предателем - он жалеет только себя и только себя любит. Трудно сказать, что хуже: деспотизм сверху или деспотизм снизу. Оба хуже!

Опека

По сути, диктат родителей и опека - явления одного порядка. Различия в форме, а не в существе. Да, разумеется, диктат предполагает насилие, приказ, жесткий авторитаризм, а опека - заботу, ограждение от трудностей, ласковое участие. Однако результат во многом совпадает: у детей отсутствуют самостоятельность, инициатива, они так или иначе отстранены от решения вопросов, их касающихся, тем более, общих проблем семьи.

Возникающий еще в раннем детстве импульс, почти инстинкт "Я сам", уступает место вялому безразличию: "Пусть мама, пусть папа сделают, решат, помогут". "Диктат снизу" - деспотизм ребенка, о котором было только что сказано, - это тоже оборотная сторона чрезмерной опеки, утверждающей ребенка в позиции маленького божка. Однако вовсе не обязательно опека порождает крайности деспотического поведения. Этого может и не быть, если родители не теряют чувства собственного достоинства и умеют заставить себя уважать. Но и в этом случае негативные последствия опеки как тактики семейного воспитания обязательно скажутся.

Вопрос об активном формировании личности ребенка отходит на второй план. На авансцену педагогического действия выходит другая проблема - удовлетворение потребностей ребенка и ограждение его от трудностей. Опека как воспитательная тактика - откровенный враг трудового воспитания, потому что опекаемого, прежде всего, ограждают от трудовых усилий и ответственности. Погубить человека с помощью чрезмерной опеки, в общем-то, легче, чем осчастливить.

Вспоминается остроумная сказка одного из современных писателей. Здесь фигурируют традиционные персонажи: отец, мачеха, родная дочка, падчерица. Конечно, мачеха стремится погубить постылую падчерицу и осчастливить любимую дочку. И, конечно, все это происходит при полном непротивлении отца, души не чающего в злодейке-мачехе. Однако сказка не течет по знакомому руслу.

Мачеха обнаруживает незаурядные способности и, во всяком случае, в социальной психологии семейных отношений превосходно ориентируется. Она устраивает так, что на перинах нежится не ее родная дочка, а ненавистная падчерица. Она же, эта падчерица, сладко ест, сладко пьет да на сводную сестрицу покрикивает. А та весь день в работе и в лесу, и в поле, и дома. Коварный план приносит свои плоды. Как и следовало ожидать, появляется прекрасный принц и, конечно же, влюбляется в скромную, работящую и умную мачехину дочку и со смехом отворачивается от падчерицы, дурехи, бездельницы и сладкоежки...
Что же, эта сказка имеет глубокий смысл и неплохо иллюстрирует возможные плоды опеки как системы воспитания.

Родители, которые постоянно озабочены тем, чтобы на их дитя не свалились какие-либо житейские трудности, чтобы не него, упаси боже, не дунул ветер повседневности, чтобы его не продуло в парной атмосфере семейной оранжереи, фактически делают всю работу за него. Они, по существу, отказываются подумать о серьезной подготовке подростка к столкновению с реальностью за порогом родного дома. А, следовательно, оказывают дурную услугу родному дитяти, которому, скажем прямо, никто в дальнейшем, кроме них, подстилать перинку не станет.

Но вот интересное обстоятельство. По данным психологических наблюдений, именно эта категория подростков дает наибольшее число срывов и "восстаний" в переходном возрасте. Как раз эти дети, которым, казалось бы, и жаловаться не на что, настолько вольготно они устроились в семейном гнездышке, начинают бунтовать против родительской опеки. В чем дело? Неблагодарность? Но она тоже должна иметь свои объяснения. Что же еще?

Однако объяснить это не так уж трудно. Как свидетельствуют данные возрастной психологии, центральным новообразованием в подростковом возрасте становится формирующееся "чувство взрослости", стремление если не быть, то во всяком случае считаться взрослым. Возникающая новая жизненная позиция подростка, который всячески стремится утвердить свою независимость, вступает в противоречие с повседневной опекой, и это становится почвой, порождающей конфликты и протест.

Вчера еще мать санкционировала выбор друзей, выбирала одежду и обувь по своему вкусу, заботливо заматывала шарфом шею и застегивала верхнюю пуговицу пальто - ты подвержен простуде! - проверяла домашние задания, тянула из рук тяжелый чемодан - отдай папе, не забудь, что у тебя было расширение паховых колец, ты что, грыжу хочешь заработать! И это принималось как должное. А сегодня...

- Чтобы я такое надел?! Вы мне еще слюнявчик нацепите и пинеточки!
- У нас все ребята ходят без шапок. Ну что ж с того, что восемнадцать градусов. У меня вон какие волосы густые, никакой мороз не возьмет.
- Давайте договоримся раз и навсегда. Мой дневник не календарь - нечего туда каждый день заглядывать. Слышал, слышал, как папа учился. Ваш аршин - не международная мера...

По всем позициям - афронт. И понять что-либо родителям трудно, и сделать ничего нельзя: все встречается в штыки - подозрительно, непримиримо. Пожинаются плоды чрезмерной опеки; пружина, сжатая до предела, распрямляется, ломая сложившуюся систему семейных отношений. Бунт против ласковой опеки папы и мамы по своим последствиям мало чем отличается от борьбы против родительского жесткого диктата. Форма протеста может быть разной - от холодной вежливости отстранения и отчуждения до грубого, безжалостного отпора. Это уже зависит от индивидуальных особенностей личности подростка и характера реакции родителей на складывающуюся ситуацию.

Трудно дать рецепт, как вести себя в этой критической ситуации родителям. По всей вероятности, нет такого рецепта, годного для каждой семьи. Одно очевидно - следует решительно пересмотреть систему отношений с сыном или дочерью. Найти пути гибкого перехода от того типа общения, который характеризуется "моралью послушания", к типу отношений, специфических для общения взрослых людей.

Конечно, взрослому человеку крайне трудно преодолеть инерцию сложившихся отношений с детьми. Многие рассуждают так: "Какой же он взрослый, он и сегодня как следует шею и уши вымыть не умеет", "Взрослый, а копейки в жизни не заработал самостоятельно". Так-то оно так, да только взрослость эта меряется с двух сторон разными мерками.

Родители принимают во внимание относительную стабильность жизненной ситуации подростка (он был и остается школьником, материально полностью от них зависимым), наличие у него зримых детских черт - "за моим-то не углядишь, так он пять ложек песку в чай бухнет!" - и делают заключение: "какой же он взрослый - как был несмышленым, таким и остался, даром что усы пробиваются". Скажем прямо, этот вывод и субъективен, и сомнителен.

Если иметь в виду позицию и мерку подростка, то здесь другая логика: "Мне шестнадцать лет, книг я прочитал, может быть, в два раза больше, чем вы с отцом, вместе взятые. Что же из того, что я не зарабатываю, сами не захотели, чтобы я, закончив девятилетку, работать пошел - не стал бы сидеть у вас на шее до черт знает какого возраста. Почему ребята во дворе, даже те, кому уже в армию идти пора, меня за маленького не держат, а дома что хотят со мной, то и делают, как с первоклассником. В спортсекцию не пускали - руки-ноги мне там сломают, а у меня теперь разряд по самбо, это что, пустячок? С Ритой у нас все очень серьезно, а отец со смешком спрашивает: ты, наверное, еще с девчонками дерешься?"

Этот или какой-либо другой, подобный внутренний монолог произносит не один мальчишка, которому родители дают понять, что он все еще нуждается в опеке. Бесспорно, и он далек от объективности, и реально у него не так уж много оснований претендовать на права взрослого. И все-таки равновесие в семье восстановится только в том случае, если стороны найдут формы разумного компромисса, и отец и мать отнесутся с должным уважением к правам взрослеющего члена их семейства.

Но, что важно подчеркнуть, конфликт не возникает в семьях, где, не отказываясь от контроля, без которого немыслимо воспитание человека, родители еще в младшем школьном возрасте сводят опеку до минимума. Если позволительно здесь такое сравнение, они, удерживая главные стратегические высоты семейной педагогики, а именно, контролируя соблюдение норм морали, заботясь, чтобы их ребенок не рос иждивенцем и трутнем, чтобы он выполнял свой общественный долг, хорошо занимаясь в школе, - представляют ему максимальную самостоятельность в решении постоянно возникающих тактических задач, вмешиваясь лишь тогда, когда не вмешаться невозможно, и отнюдь не по каждому поводу и случаю.

Если опека, которая представляет собой форму определенной активности родителей в системе семейных отношений, приобретает характер принуждения детей к ответственности и самостоятельности, то пусть будет опека! Вреда она не принесет и конфликта не породит. Говорят, что война - это порождение дипломатии, но другими средствами. Если относительно мирные семейные отношения заходят в тупик, если тактика диктата встречает сопротивление и, что называется, коса находит на камень - в чьих бы руках эта коса ни находилась, старших или младших, - если опека становится обременительной и с нею не желают больше мириться, а опекающие не намерены от нее отказываться, что тогда-то и пускаются в ход эти самые "другие средства".

Конфронтация

Можно было подумать, что в этой большой квартире идет многолетняя позиционная война... Кто спорит - вся жизнь человека состоит из побед и поражений, но если люди близки между собой, победа одного - это победа всех, поражение переживается всеми на равных. Здесь было по-другому. Воевали между собой.
-
Двойку получил? Ну что тебе мать говорила! Это все из-за Купунова, вчера весь вечер с ним потратили на модель, а сегодня - двойка!
- Папа, я двойку за контрольную по математике получил. Мы ее на той неделе писали. Помнишь, я после гриппа в школу пошел. А модель мы только вчера начали делать...
- Все равно, больше ты к этой модели не притронешься. Делом занимайся! И чтобы ноги Купунова не было в доме!
- Ну что ты к Купунову привязался? Учится хорошо, не ругается, не дерется... - Мальчик бросает косой взгляд в сторону матери и тихо добавляет: - Пьяным в гости не приходит и водку ни с кем не пьет. Вот ни капелечки не пьет...
- Этого еще недоставало.. - начинает отец, и вдруг до него доходит смысл сказанного. - Ты на что намекаешь?! Ты что себе позволяешь?! Да я с тебя сейчас...

Опустим занавес над этой сценой. И без того ясно, что вражда, война привычны в этой семье. Трудно рассчитывать на то, что здесь между поколениями наступит мир. Раздражение накапливается, растут взаимные обиды, постоянная конфронтация заставляет стороны подмечать и утрировать слабости друг друга. Возникает злорадство по поводу неудач, неприятностей, которые выпадают на долю другого.
-
Не приняли? Так тебе и надо. Балерина! Это с твоей-то осанкой, фигурой! Шить лучше научись, - с нескрываемым удовольствием выговаривает мать дочери, вернувшейся после неудачного дебюта в балетной студии.

Можете не сомневаться, что, когда у матери случатся неприятности на работе, она не найдет сочувствия у дочери - счет будет оплачен той же монетой.

Все как на войне. Однако на войне, как правило, сильнейший выигрывает. Здесь в проигрыше обе стороны - победы быть не может. "Холодная война", по мере того как дети взрослеют и начинают отрицать мораль послушания, переходит в "горячую". Силы сторон уравновешиваются: на грубость - грубостью, на злорадство - злорадством. Педагогический крах оборачивается крахом семьи.

Не хочется делать слишком пессимистические прогнозы - все-таки иногда каким-то образом само собой улаживается и образуется, но окончательно расплата приходит только через много лет, когда беспомощные родители в свою очередь будут вынуждены подчиниться морали послушания, которую сумеют преподнести им вошедшие в силу и сохранившие бойцовские качества дети.

Мирное сосуществование

Четвертый тип тактики семьи - мирное сосуществование с позиций невмешательства. Здесь все выглядит вполне благопристойно. У каждого свои дела, свои проблемы, свои трудности и успехи. Родители работают, дети учатся, у каждого своя сфера, своя отрасль деятельности. Никто не переходит демаркационную линию, могут быть лишь недоразумения. И казалось, такой тип отношений в семье надо только приветствовать.

Бывает, что родители даже испытывают гордость, поддерживая такой нейтралитет.
Мать рассказывает: "Сеня живет своей жизнью, я - своей, (она в разводе с мужем).
Классная руководительница спрашивает: "Когда Семен вчера пришел домой?" - Я говорю: "Кажется, в семь". - "Ну, вот видите, а из школы ушел в два. Где он был, что делал пять часов?" - Я не знаю, что он делал. Я его никогда не расспрашиваю. Нужно будет - сам расскажет. Учится он неплохо, учителя не жалуются. Спрашивает ли он о моих делах, о моей жизни? Пожалуй, нет. А зачем ему это? У меня свое, у него свое".

Обособленность миров ребенка и взрослых нередко буквально декларируется, под это даже подводится "педагогический" фундамент - пусть растет самостоятельным, независимым, раскованным, свободным. Как к этому отнестись? Бывают, разумеется, разные семейные обстоятельства. Признаю, что, в частности, у моей собеседницы были уважительные причины - трудно воспитывать сына без отца. Но чаще всего в основании этого типа взаимоотношений - пассивность воспитателя, который уклоняется от активного вмешательства, предпочитая комфортное и не требующее душевных затрат сосуществование с подростком.

Каков же результат? Став на путь формирования индивидуалиста, родители пожинают горькие плоды индивидуализма. Семья как центр притяжения, как эмоциональный магнит, как семейный очаг для ребенка не существует. Жизнь родных, их радости и невзгоды для него за семью печатями. И рано или поздно наступит критический момент - беда, болезнь, трудности, - когда от него потребуют и участия, и включения в общесемейные проблемы, и добрых чувств, и убедятся в его полной неспособности ко всему этому. Они будут горько сетовать по поводу несостоятельности юноши как сына, девушки как дочери, не отдавая себе отчета в том, что это - несостоятельность сложившейся системы семейных отношений.

Сотрудничество

Но ведь должен существовать и оптимальный вид тактики семейного воспитания. Да, это сотрудничество. Именно в ситуации сотрудничества преодолевается индивидуализм ребенка, формируются черты коллективиста. А это уже предполагает, что семья обретает особое качество, становится группой особого типа, превращается в коллектив.

Сотрудничество должно стать предметом специального анализа социальной психологии в контексте проблемы коллектива.

Именно такой способ организации связей старшего и младшего поколений, как сотрудничество, представляется оптимальным, а уж никак не опека, невмешательство и сосуществование.

Но можно ли говорить о сотрудничестве мужчины и женщины, к примеру, в возрасте 33-36 лет, и двенадцатилетней девочки, их дочери. Казалось бы, сотрудничество явно не на равных. Но думается, что здесь нет противоречия. Мне не хотелось бы ограничиваться пересказом хорошо известных по нашей популярной педагогической литературе примеров успешного участия детей в домашнем труде (посильная уборка, закупка продуктов, мытье посуды, уход за младшими братьями и сестрами и т. п.). Это, конечно, существенная сторона совместной деятельности, и упускать ее нельзя.

Но есть еще один аспект рассмотрения проблемы сотрудничества поколений, собственно психологический.
Нельзя забывать, что общество предъявляет требования к каждому его члену, и к взрослому, и к ребенку. Этот набор требований зафиксирован в учебных производственных нормах, правилах поведения, нравственных критериях и т. д. Социальная оценка человека - независимо от его возраста - зависит от того, насколько он соответствует этим критериям, правилам и нормам, выполняет свои обязательства. И здесь открывается еще один аспект сотрудничества детей и родителей - "соучаствование".

Великий русский мыслитель Александр Николаевич Радищев, говоря о достоинствах человеческих, подчеркивал: "...человек паче всех есть существо соучаствующее". "Соучаствование" - эмоциональное действенное включение в дела другого человека, активная помощь, сочувствие, сопереживание - цементирует взаимосвязь поколений в семье, не оставляет места равнодушию, черствости, эгоизму. Отзывчивость при бедах и затруднениях, стремление немедленно откликнуться есть форма проявления "соучаствования" и свидетельство готовности к сотрудничеству и поддержке.

Гармония семейных отношений предполагает взаимность в проявлении соучаствования. Конечно, родители, как правило, предлагая ребенку сотрудничество и поддержку в делах (помогая ему учиться, обучая трудовым и спортивным навыкам, разделяя с ним ответственность в затруднительных обстоятельствах и т. п.), обнаруживают "соучаствование". Однако всегда ли оно присуще адресату родительских эмоций? К сожалению, далеко не всегда ребенок отвечает взаимностью.

Жизнь взрослого человека изобилует сложными, иногда просто трудными, иногда драматическими ситуациями. Если мы хотим, чтобы наш сын или наша дочь стали ближе, роднее (заметьте, речь идет о том, чтобы именно они ближе придвинулись к нам, так как родителей побуждать к сближению излишне), то первое правило - не ограждать их от горестей и радостей взрослого человека, а делать не только их свидетелями, но и прямыми их участниками. Причем идти на это как можно раньше, прямо и смело, давая доступные (с учетом возраста) разъяснения.

Уместно вспомнить книгу К. Чуковского "От двух до пяти". Малыш восторженно выкрикивает только что рожденные им стихотворные строки: "Бим, бом, тили, тили, нашу маму сократили!" Это, конечно, очень смешно, но за этой очаровательной наивностью ребенка проступает жизненный драматизм ситуации, мимо которой мама, очевидно, провела сына, тщательно закрыв ему рукой глаза, оставила его равнодушным и бесчувственным.

- Вы знаете, муж ложится на операцию. Очень серьезную. А сердце у него... В общем, что вы мне советуете? Сказать Леше или нет? Муж говорит - не надо. Скажи, мол, в командировку уехал, не надо ему волноваться, мал еще. Как быть?

Женщина с тревогой, вопросительно смотрит на классную руководительницу.
Сказать, обязательно сказать! Найти необходимые слова, не запугивать, не сгущать, конечно, краски, обязательно поделиться своими надеждами на благополучный исход, но ни в коем случае не оставлять в неведении. Будет волноваться, может быть, плакать? Ну что же, он - член семьи, со своими правами, обязанностями. Все должно быть вместе: и радость, и горе, и слезы, и смех. Совместные переживания, надежды, мечты - все это сплачивает семью, укрепляет ее основы.

- Ваш муж пойдет на поправку, будем на это надеяться, - говорит учительница. - Пусть это будет для Алеши самым большим счастьем, пусть он мечтает о том дне, когда отец, опираясь на его плечо, выйдет из больницы. Как радостно будет для него помогать вам в уходе за выздоравливающим. Чувствовать себя нужным, полезным, опорой для мамы и отца. Нет, нет! Он должен знать. Не прячьте его от жизни!

Так завязывается соучаствование, без которого немыслимо сотрудничество поколений. Семья, три-четыре человека, соединенных родственными связями, могут стать, а могут не стать коллективом в зависимости от того, какой характер приобретут их отношения, будет ли это конфронтация, сосуществование или соучаствование и сотрудничество.

Сотрудничество предполагает сотрудников. Вот только вопрос: а сколько их надо для успешности сотрудничества? Кто-нибудь обязательно поторопится ответить: трое (видимо, будут иметься в виду отец, мать, ребенок). Кто-то скажет: пятеро - значит, бабушка и дедушка не остались забытыми. Еще бы! В семейном ансамбле они - сотрудники не из последних. И редко, редко кто-нибудь увеличит эти число за счет расширения младшего возрастного контингента. Во всяком случае, трудно рассчитывать, что мы перевалим за пределы магического числа "семь". Я даже как-то столкнулся с попыткой обосновать стремление не увеличивать размеры семьи с помощью ссылки на новейшие данные социальной психологии (правда, мой собеседник был научный работник).

Он говорил мне примерно так: "Ну, о каком сотрудничестве может идти речь, когда семья разрастается до двузначного числа. Сотрудничество означает сочувствие, жалость друг к другу, особую чуткость и, главное, действенную помощь. Без этого сотрудничество немыслимо. А вы помните эксперименты Латейна (известный западный психолог)? Он доказал экспериментально, что чем больше свидетелей у чужого несчастья, тем меньше у жертвы шансов на получение помощи. Каждый, по-видимому, полагает, что другой должен позаботиться о пострадавшем.

В большой семье этот подход вероятен, более того, он неизбежен. Детей так много, что "ценность" их неминуемо падает, общесемейный фонд эмпатии (напомним еще раз, что этим термином обозначают в психологии жалость, симпатия, сопереживание. - А. Л.) делится поровну на всех, и делитель так велик, что частное оказывается ничтожно мало. Нет, и любовь, и взаимопонимание, и сотрудничество - это функция небольшой группы тесно связанных между собой людей. Чем меньше семья, тем больше у нее шансов сплотиться на эмоциональной основе и успешно сотрудничать в решении общесемейных проблем".

Пришлось мне поспорить. Да, эксперименты Б. Латейна хорошо известны, и брать их чистоту под сомнение я считаю невозможным. Под сомнение я беру возможность делать далеко идущие выводы из этих экспериментов. Отечественные психологи имели уже не раз основания утверждать, что результаты экспериментов, проводимых на случайных группах людей, не должны распространяться на коллективы.

Автор: А.В. Петровский

Другие публикации по теме данной статьи:

- Почему родители не обращаются за помощью к психотерапевту
- Три ипостаси "Я" и искусство развивающего общения
- Педагогический стиль родителей
- В следующий раз...
- Твое внимание важнее всего

Поделиться
Синди M 6 мая 2013, 22:02 , Стокгольм ···
Обратная сторона материнской любви

Жизненный путь моей мамаши можно выразить этими абзацами из замечательной статьи:

"Часто можно услышать слова, произносимые с гордостью и с вызовом: "Я все отдала своим детям! Я им посвятила всю свою жизнь!" Я перевожу подтекст этих слов следующим образом: "Я не смогла раскрыть себя, свою любовь, стать женщиной и поэтому не сотворила счастливую семью. И я выбрала не очень мудрый, но более легкий путь - отдать свою любовь детям, чем и создала им проблемы в жизни". Именно так надо понимать ту любовь, которую женщина отдает детям. Попробуйте честно посмотреть на свою жизнь - нет ли там подобных примеров?"

"Чем взрослее становятся дети, чем ближе у матери старость, тем материнское чувство становится все более "матерым". Чувство собственности в этой любви возрастает, она становится агрессивной, а дети, ощущая это, стараются держаться от матери как можно дальше. Нарастает конфликт. Мать, чтобы привязать к себе детей, начинает болеть, чтобы сыграть на жалости."

"Часто мать акцентирует внимание на ребенке, чтобы избавиться от бессмысленности своей жизни. Она строит отношения с ним как "хозяин-раб" или как с "любовником", готовая исполнять все его желания и прихоти. В обоих случаях она не дает проявлять ему самостоятельность, подавляет инициативу и формирует в нем безответственность и беспомощность. Поскольку она все старается сделать за ребенка, он становится зависимым от капризов матери, а мать - от капризов ребенка. Он становится капризным придатком матери, и она бывает довольна таким положением."


статья целиком:

http://adalin.mospsy.ru/l_03_00/l0050.shtml

Читать далее
Поделиться
Синди M 6 мая 2013, 17:28 , Стокгольм ···
Мамы-манипуляторы

Моя мать - манипулятор, поэтому я терпеть её больше не могу.

http://adalin.mospsy.ru/r_03_00/r_03_03g.shtml

Мамы-манипуляторы


...Моя мать никогда не скандалит, если честно. Но она тут же сляжет в постель. Спазмы. Сердечный приступ. Если сказать ей, что я собираюсь жениться на Черис, у нее тут же начнутся судороги: с ней всегда такое начинается, когда ее расстраивают. Потом кузина Генриетта пошлет за этим чертовым доктором Палфордом, и оба они начнут трезвонить, что я настоящий убийца. Дж.Хейер "Фредерика"

семейная психологияЯ выхожу из своего подъезда и вижу следующую забавную сценку. Уборщица Клава держит в руках миску с чем-то вкусненьким и громко зовет нашего дворового пса:
- Флинт! Флинт!

Но Флинт ее игнорирует - жарко, и его вполне устраивает прохладное местечко под автомобилем, где он уютно разлегся. Убедившись, что он не подойдет, Клава сама идет к нему и подставляет миску ему под нос; тогда Флинт снисходит до нее и неторопливо начинает есть.

Флинт, как и всякая уважающая себя дворняга, - великий знаток людской психологии, иначе ему не выжить. Как-то раз он выцыганил у меня копченую сосиску - я изнемогала от хохота, так забавно он "умирал", после того как обнюхал мою сумку. Но с Клавой ему нечего церемониться - он прекрасно знает, что без обеда та его не оставит. Таким образом, Флинт просто-напросто манипулирует Клавой. Впрочем, это несложно. Кто угодно ей может манипулировать - начиная, конечно, с ее мамы. Собственно говоря, из-за матери она, инженер по образованию, и работает сейчас уборщицей - чтобы все время быть поближе к дому. Но обо всем по порядку.

Клавина мама, Елизавета Алексеевна, утонченная дама лет шестидесяти пяти, очень больна - или хотела бы считаться таковой. Поэтому комплименты в свой адрес "Как вы хорошо сегодня выглядите!" - она воспринимает с неудовольствием. Вот если бы ей сказали. "Как вы сегодня бледны'" - тогда она расплылась бы в улыбке, стала бы жаловаться на здоровье... Меня она не любит: я всегда, здороваясь, отмечаю ее цветущий вид - и пробегаю мимо. Я вижу ее насквозь, и это ей не нравится. Впрочем, почему-то другие не замечают того, что, на мой взгляд, лежит на поверхности - ее фальшивой игры, при помощи которой она лишила дочку личной жизни.

Елизавета Алексеевна ни минуты в своей жизни не работала, во всем полагаясь на мужа и считая, что он вечен; когда же он, к ее глубокому изумлению, несколько лет назад умер, она возложила почетное бремя забот о себе, любимой, на плечи единственной дочери.

Во время поминок по мужу Елизавете Алексеевне стало плохо с сердцем. Я подошла к ней - медик все-таки - и пощупала ей пульс; он был абсолютно ровным. Клава дрожащей рукой сунула матери в рот таблетку нитроглицерина; не открывая глаз, та ее выплюнула. Когда вторая таблетка последовала за первой, Клава не выдержала:
- Мама, ну зачем ты это делаешь? - произнесла она дрожащим тоном.
- Ты же знаешь, что с моим зрением мне эти таблетки нельзя употреблять, - отвечала Елизавета Алексеевна голосом умирающего лебедя.

Клава побежала за валидолом, а я задумалась - какова теперь будет ее жизнь? Очень скоро мы об этом узнали: Клава бросила престижную и выгодную работу в фирме, окончательно оформила развод с мужем и переехала с ребенком к маме.

Елизавета Алексеевна так воспитала свою дочь, что ей мог манипулировать любой желающий. Так как Клава выходила замуж еще при жизни отца, то мать ее отпустила без возражений - тогда она была ей не слишком нужна. Очевидно, жизнь рядом с такой актрисой, как Елизавета Алексеевна, полностью лишает человека возможности отличать сущность от видимости, и Клава, в первый раз встретив своего суженого, влюбилась в него безоговорочно и по уши.

- Когда он появился на пороге нашей конторы, я открыла рот и долго не могла его закрыть, - рассказывала мне она. - Высокий блондин с голубыми глазами - он очень похож на Ивана Демидова, только без черных очков.
- А откуда ты знаешь, какого цвета глаза у Демидова? - невпопад спрашиваю я, но, поймав ее укоряющий взгляд, замолкаю. Это типичная ошибка наших женщин: выбирая себе возлюбленного, внешне похожего на своего кумира, они приписывают ему все лучшие качества, которые хотели бы видеть в своем мужчине.

Так вот, блондин, в котором она увидела своего волшебного принца, очень быстро поддался ее чарам - проще говоря, он ее раскусил. Не было на свете более удобной жены, чем Клава! Не сомневаюсь, что она приносила мужу завтрак в постель - точно так же, как она подносит миску Флинту. Но гораздо существеннее было то, что она сняла с плеч любимого все заботы о земном и материальном - проще говоря, она стала кормилицей семьи. Влад занимался каким-то бизнесом, а Клава ему помогала - то есть постоянно выплачивала его долги, нанимаясь на самые тяжелые и неблагодарные дополнительные работы - даже в то время, когда ждала ребенка.

Того, что зарабатывала Клава, хватало и на приличный прикид для Влада, и на его "деловые" визиты в рестораны и ночные клубы. На тот момент, когда они расстались, у Влада было восемь дорогих костюмов, а у нее ни одного приличного платья. Не знаю, насколько бы у нее хватило терпения, если бы Влад окончательно не сел ей на шею - на ее деньги он открыто стал содержать любовницу, а его отношения с женой, кроме ругани и даже побоев, ограничивались одним словом "Дай". И тут Клава возмутилась и порвала с ним. Правда, он до сих пор иногда приходит к ней за деньгами - и она дает. (Конечно, речь об алиментах для маленького сына даже не заходит).

Клава - великая труженица, просто трудоголик. Вот и теперь, переехав в родительский дом, она убирает три подъезда, оформлена дворником на соседнем участке и еще подрабатывает вечерами в одной социологической службе. В общем, ее заработка вполне хватает на приличную жизнь для всех троих. Правда, есть одна загвоздка - что делать с маленьким сыном, пока Клава занята?

И тут я готова аплодировать гибкости Елизаветы Алексеевны. Часто такие женщины, как она, похоронив мужа, выбирают для себя постельный режим - чтобы кто-нибудь из взрослых детей ухаживал за лежачей матерью, холил ее и лелеял. Но в данном случае это было невозможно: если бы Клава была прикована к материнской спальне, то на что бы они жили? И она избрала другую тактику: она взяла на себя заботы о внуке - и этим полностью поработила дочь.

Чтобы обеспечить семью, Клава работает по много часов каждый день, а Елизавета Алексеевна сидит с маленьким Ванечкой. Каждый вечер Клава выслушивает, как героически, несмотря на все свои болезни, бабушка выносит капризы сорванца, хотя, конечно, скоро он доведет ее до последней черты. Клава обязана отчитываться перед мамой за каждую минуту, проведенную вне дома - если, не дай Бог, она задерживается и не приходит вовремя, маме тут же становится дурно. Если Клава заикнется, что ей надо вечером отлучиться куда-нибудь по делу, Елизавета Алексеевна либо устраивает скандал, либо хватается за сердце. Понятно поэтому, что ни о каких поклонниках, ни о какой личной жизни Клаве и думать не приходится - мама никогда не пустит ее на свидание. А годы бегут, и Клаве уже за тридцать.

Изредка, когда Клава чувствует, что ей уже невмоготу, она заскакивает ко мне посоветоваться. Вот и вчера пришла, бледная как мел: что делать, денег катастрофически не хватает, а она физически не может работать еще больше, просто падает с ног от усталости... Что ж, материальные проблемы стоят сейчас перед многими, но послушаем лучше Клаву:
- Понимаешь, на прошлой неделе я отдала ей три тысячи рублей, на этой - пять... Прошло два дня, а она говорит мне: деньги кончились, мне не на что кормить твоего сына! Сколько бы я не принесла в дом денег, она тут же все потратит.

Пять тысяч за два дня... что ж, не слабо. Я таких трат себе позволить просто не могу. Недавно я что-то по этому поводу читала... Ну конечно же, подобная ситуация встретилась мне в романе Джорджетт Хейер; вот что она пишет об одной такой матери, забывавшей о своих болячках только тогда, когда развлекалась: "К сожалению, ее состояние было недостаточным, чтобы жить той жизнью, к которой она привыкла, не заботясь об экономии; а поскольку она была слишком слаба здоровьем, чтобы овладеть искусством управления имуществом, то жила не по средствам".

- Клава, а зачем ты отдаешь ей все, что зарабатываешь? Ведь в свое время вы втроем прекрасно жили и на десять тысяч в месяц - ну, может быть, не прекрасно, но не голодали ведь! Конечно, она сидит с Ванечкой, но ведь он ей не чужой, это ее собственный внук, и детский сад вкупе с бэби-ситтером, то бишь няней, по вечерам, обошлись бы тебе дешевле - и во всяком случае, дело обошлось бы без скандалов.

Клава ошеломлена. Ей и в голову не приходило, что она - не автомат для зарабатывания денег, а живая женщина, причем со своими потребностями, что ей в пору носить не перешитые мамины юбки, а пусть и недорогие, но новые и модные вещи, что ей нужно кое-что для себя, пока она молода... Мои слова прозвучали для нее, как открытие.
- А ведь ты права, - неуверенным тоном отвечает она. - Я как-то раньше не задумывалась над тем, что она меня использует...

Вот именно, использует! Как все женщины подобного типа, достигшие высшего мастерства в искусстве манипулирования своими близкими. Причем Елизавета Алексеевна не упускает ни одного средства, которое может помочь ей достичь своей цели: жить в собственное удовольствие. В ход идет все: и слабое здоровье, и забота о внуке, и бесконечные упреки, и слезы.

Впрочем, обычно бывает достаточно одного слабого здоровья. Такого рода манипуляторши особенно любят жаловаться на сердце - это, наверное, самое благородное заболевание, и далеко не все из них такие бездарные в этом плане актрисы, как Елизавета Алексеевна, которая так и не смогла убедительным образом сымитировать сердечный приступ. Скорее всего, Елизавета Алексеевна просто дисквалифицировалась: покойный муж безо всяких доказательств верил, что у его Лизоньки деликатное сложение, и ее надо носить на руках.

Другие в этом деле более искусны. Я знавала одну такую маму, напомнившую мне Васисуалия Лоханкина наоборот: днем она с удовольствием бродила по квартире, смотрела телевизор, с аппетитом кушала, отсыпалась, а вечером, когда приходила с работы дочь, жаловалась на плохое самочувствие, отсутствие аппетита, слабость... Ночью вызывали неотложку, дочь носилась с компрессами и грелками и наутро с красными от бессонницы глазами отправлялась на службу. И так повторялось каждый раз, когда мать была чем-то недовольна: например, если дочка приходила домой на пятнадцать минут позже.

Такие женщины внушают всем и каждому, что они смертельно больны и могут умереть в любой момент - но при этом нередко всех переживают. Хотя бывает и по-другому. У Сомерсета Моэма есть замечательный рассказ "Луиза"; в нем речь идет о женщине, с детства отличавшейся плохим здоровьем, но тем не менее пережившей двух мужей: один из них подхватил смертельную простуду, отдав жене в непогоду верхнюю одежду, а второй стал спиваться, но успел тем не менее с честью погибнуть за отечество. За постаревшей и потерявшей поклонников Луизой ухаживала взрослая дочь; когда ей подвернулся последний шанс устроить свою личную жизнь, Луиза со скрипом дала согласие на ее брак, "хотя это ее убьет" - и, действительно, скончалась от сердечного приступа в день свадьбы. Стремление наказать вышедшую из подчинения дочь оказалось сильнее, чем желание жить.

Но чаще всего все не так драматично, и такие великие актрисы, как Луиза, - большая редкость. Обычно женщины этого типа больше всего на свете боятся умереть, и их хватает разве что на то, чтобы поднять себе давление в тот момент, когда его измеряют. Их игра бывает достаточно фальшивой, и просто надо научиться видеть, когда тобой манипулируют, и не позволять собой управлять. Конечно, это легче написать, чем сделать. Но, например, мой разговор с Клавой все-таки дал свои результаты: хотя она по-прежнему отдает матери все деньги ("Как я могу врать маме!"), но тем не менее завела себе поклонника и раза два в неделю встречается с ним под предлогом вечерней работы (как видите, обманывать маму ей все-таки приходится). Самое главное, она уже не чувствует себя ей всем обязанной и, возможно, если она снова выйдет замуж, то сможет выстроить с супругом более равноправные отношения. Хотя лично я сомневаюсь, что в ближайшее время ей удастся создать свою семью - Елизавета Алексеевна сделает все, чтобы этого не допустить.

Но далеко не всегда такая абсолютная зависимость между матерью и дочерью объясняется только эгоистическим от природы характером старшей из женщин. Часто встречаются случаи, когда любящая и достойная мать, овдовев, целиком полагается на одну из своих взрослых дочерей - ту, которая по какой-то причине осталась в одиночестве. Иногда в роли такой опоры оказывается и сын, но это бывает значительно реже. В любом случае, такой симбиоз мамы и выросшего отпрыска лишает ее или его последней надежды на создание собственной семьи.

В пожилом возрасте у нас уже реально возникают серьезные болезни, нередко хронические, и их обострения, как назло, совпадают с периодами, когда дочери нет дома. Вот один из таких примеров: двадцать лет назад мы окончили университет, почти весь наш курс собрался по этому радостному поводу - кроме всеобщей любимицы Танечки. У Таниной мамы поднялась температура - у нее тридцать семь и семь; Таня помчалась со всех ног домой - как она может бросить маму, ведь она так больна и не в состоянии себя обслужить!

Такие мамы действительно отвратительно себя чувствуют в отсутствие дочери. Они стараются залучить ее пораньше домой под любым предлогом - причем, на первый взгляд разумный, он на самом деле не выдерживает никакой критики. Вот Таня в гостях; она звонит маме - она отовсюду несколько раз в день звонит маме - и мама велит ей возвращаться: уже поздно, возле дома она будет только в десять часов, и она беспокоится - район у них не самый благополучный. Один из гостей предлагает:
- Таня, останься еще на часок, мы с женой проводим тебя до самого дома.

Нет, Таня не может заставлять маму волноваться - и бежит одна в темноту. То же самое происходит, если кто-то из подруг предлагает Тане переночевать у нее, чтобы не рисковать. Хотя на разумном уровне мама должна понимать, что так для дочери безопаснее, тем не менее тревога не дает ей покоя, и сорокалетняя Таня по первому ее призыву едет через весь город - чтобы у мамы было легче на душе. Не дай Бог ей станет плохо с сердцем!

Таким образом взрослые дочери оказываются привязанными к юбкам своих матерей, как в детстве. Причем мама сама не понимает, что в ее желании иметь всегда под боком обожаемую доченьку много эгоистического - нет, она-то желает только добра! На самом деле, она уже так психологически зависит от дочери, что в ее отсутствие у нее возникают самые настоящие сердечные приступы и прочие неприятности - их вызывает острый приступ тревоги. Впрочем, и дочка тоже заражается материнскими страхами - у нее все время дурные предчувствия, когда она вне дома. Мать и дочь в таких случаях очень тонко чувствуют друг друга, у них развивается взаимное понимание на бессознательном, инстинктивном уровне. К сожалению, в природе так заведено, что родители уходят естественным образом раньше детей - и когда постаревшая дочь остается в одиночестве, тут и развивается самая настоящая трагедия. Ведь у нее-то на белом свете не остается ни одной родной души! Смерть матери в таких случаях переживается крайне тяжело - с ее утратой теряется и смысл жизни.

Для кого я все это пишу? Наверное, и для мам, и для дочерей. Я хочу, чтобы задумались и те, и другие. Жизнь нам дана для того, чтобы ее прожить, а не для того, чтобы принести ее в жертву даже самому близкому человеку. Милые мамы, задумайтесь: не слишком ли многого ваша любовь требует от вашей родной дочери? А дочки, если не хотят остаться в конце концов у разбитого корыта, должны решить для себя, как совместить дочерние любовь и долг с нормальной личной жизнью - это трудно, но при желании возможно. На самом деле, при желании возможно все - или почти все.

Автор: Ольга Арнольд

Другие публикации по теме данной статьи:

- Обратная сторона материнской любви

Поделиться
Синди M 3 мая 2013, 00:45 , Стокгольм ···
Жертвы и диктаторы. Снова и еще раз.

Жертвы и диктаторы. Снова и еще раз.

  • Aug. 28th, 2012 at 4:22 PM


Пост про несчастного кота вызвал множество очень противоречивых, на первый взгляд, откликов.
Противоречивые они лишь на первый взгляд, поскольку история эта не новая, а одна из таких мелодраматических и печальных историй, часто встречающихся в сети и офф-лайн, так сказать, "бытующих" в народе. И сама история как раз противоречивая. Там есть частичные объекты - все не целые, а как бы части целого. Если всех сложить более-менее вместе, то как раз получится одна целая, но травмированная, то есть расщепленная, личность.

Читать далее
Поделиться
Синди M 3 мая 2013, 00:27 , Стокгольм ···
Идентификация как защита

Идентификация как защита

  • Aug. 21st, 2012 at 11:47 AM


Один из первых, доступных ребенку способов связи, это идентификация. То есть не иметь кого-то, а быть этим кем-то.
Изначально это прекрасный природный механизм, позволяющий обучаться и расти. Например, для того, чтобы уметь понимать и реализовывать свои желания, ребенку необходимо идентифицироваться с кем-то взрослым и сильным, кто уже это умеет. Но хорошо это лишь в том случае, если тот, с кем идентифицирован ребенок, является тем, кто дает ему пространство быть и собой, тем, кем он родился.

Если же мать не дает ребенку такого пространства, нарциссически присваивая его, то ребенок может использовать этот способ постоянно и не отказываться от него, зато отказываться, отщеплять "себя", свои чувства, потребности и переживания, так как ими все равно никто не интересуется и никому нет дела до того, что ребенок переживает.

Читать далее
Поделиться
Синди M 30 апреля 2013, 19:47 , Стокгольм ···
Три поста про зависть от психолога

Потеря и выбор

  • Sep. 29th, 2012 at 9:08 PM


Когда люди завидуют, то часто не замечают, какую цену пришлось заплатить за то, чему они завидуют.
Выбор - это всегда потеря других возможностей, выход из потенциального состояния всемогущества.
Завидуют, в основном, именно тем кому удалось реализовать какое-то свое настоящее желание, а, значит, они потеряли другие вероятные возможности, реализуя что-то одно.

Читать далее
Поделиться
Синди M 30 апреля 2013, 19:30 , Стокгольм ···
Нарциссическое расширение

Про мою мамашу.
Нарциссическое расширение

  • Feb. 21st, 2013 at 6:16 PM


Нарциссическое расширение, это представление о другом (изначально о ребенке) как о продолжении себя, а не другом человеке. Когда родитель инвестирует в него какие-либо свои собственные психические части, отвергая собственно личность самого ребенка как другого человека. По сути дела - это прямое использование ребенка в собственных родительских целях.

Читать далее
Поделиться
Синди M 27 апреля 2013, 15:29 , Стокгольм ···
Дочки-матери

Дочки-матери

  • Mar. 20th, 2010 at 3:34 PM


Патологическая зависимость, паттерн которой формируется у детей тех матерей, которые видят в своем ребенке лишь часть себя, но не отдельное существо, отражается в дальнейшем на любых отношениях.

Читать далее
Поделиться
Синди M 27 апреля 2013, 15:22 , Стокгольм ···
Снова про парентификацию

О парентификации ещё раз из ЖЖ. Моя мать организовала мне парентификацию, вот, и читаю об этом феномене.

http://lual.livejournal.com/145784.html?thread=3209080

Читать далее
Поделиться