Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. 1 Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch. Created with Sketch.

Дети

Истории о травле в детском саду: как это бывает и что делать родителям?

Материал предоставлен сайтом dailybaby.ru

Многие родители, обнаружившие, что их ребенок не хочет в сад, потому что ему там плохо, не знают, можно ли поменять ситуацию и призвать виновных в детских страхах и обидах к ответу. Несмотря на то, что об этом не принято говорить, травля в детском саду, к сожалению, частое явление.

Мы собрали три шокирующие истории о том, как родители сумели защитить своих детей — они сделали это по-разному, возможно, не всегда это был наиболее правильный выход. Тем не менее, их опыт может пригодиться и другим мамам, потому что главное в этих историях — то, что буллинг в детском саду никогда нельзя пускать на самотек в надежде, что ребенок разберется сам.

Елена, мама пятилетней Насти: «Мы записали на камеру поведение воспитательницы на игровой площадке тайком от администрации сада»

У меня никогда не стояло вопроса, нужен ли ребенку детский сад. Понятно, что при всех сложностях адаптации, плюсы детского сада очевидны: это общение, обучение и физическое развитие. Я сама педагог по образованию, правда, работаю с школьниками, и мне очень хорошо видно, как отличаются «домашние дети», выросшие под крылышком бабушки или няни, от тех, кто рос в коллективе сверстников.

Настя пошла в садик в три года, и все было хорошо, пока через год в группе не появилась новая воспитательница — предыдущая, великолепная пожилая дама с потрясающими манерами и речью, начала сильно болеть.

Вторая же, нахальная и грубая девчонка, еще вчера едва закончила институт. Она очень вызывающе вела себя с родителями, открыто хамила в ответ на вопросы о том, почему дети вдруг начали капризничать и странно себя вести, плохо одеты на прогулку и дерутся на игровой площадке. С директором же девица вела себя подчеркнуто любезно — смотреть на это было просто противно. Скоро дошло до того, что эта Лена — называть ее Еленой Николаевной язык просто не поворачивается — выбрала себе двух девочек в любимицы, а с остальными детьми разве что матом не разговаривала. В последнем, кстати, мы не так уж уверены, поскольку лексикон многих детей из группы стал отвратительным.

А потом Настя начала жаловаться, что ей не дают играть. Лена запрещала дочери брать игрушки, потому что, по мнению воспитательницы, она слишком долго держала куклу на руках, в то время как девочки-любимчики тоже хотели поиграть именно этой куклой. Все бы ничего, но кукла эта злосчастная — наша, Настя пришла с ней в садик. В этой группе каждый из детей приносил игрушку из дома, чтобы рассказать о ней историю. На этом был построен целый этап обучения. Некоторые игрушки так и остались в садике, их не стали забирать обратно.

Вслед за теми двумя девочками над Настей стали смеяться другие дети, называли ее плаксой и другими обидными словами, когда она пыталась как-то защищаться, — а воспитательница откровенно издевалась над ребенком, не пытаясь как-то помирить детей.

Примерно месяц мы не понимали, что происходит с нашей всегда спокойной девочкой — она вдруг стала капризной и истеричной, часто принималась плакать. А потом на приеме у психолога нарисовала проблему и мы потихоньку раскрутили всю эту историю. Разговор с воспитательницей не помог, директор отказалась нам верить, и мы с мамой другой девочки из группы в подобной ситуации решили искать доказательства буллинга со стороны воспитательницы.

Договорились с жительницей дома по соседству, что она будет записывать на камеру прогулку детей. Уже на третьи сутки у нас на руках было видео, на котором было видно, как дико и некрасиво кричит воспитательница и как она подначивает других детей обижать наших девчонок. Потом мы отправились с этой записью к директору.

Разговор был короткий, но результативный. Лену заставили извиниться перед девочками в пристутствии всех детей, а потом вынудили уволиться по собственному желанию.

Слышала, что она сейчас родила своего ребенка и потому не работает в детсаду. Надеюсь, она поумнеет, а ее ребенок никогда не столкнется с подобной травлей.

Лариса, мама четырехлетнего Егора: «Мы добились увольнения воспитательницы по статье ТК с запретом работать в детских учреждениях»

Наша история — совсем свежая, буквально вчерашняя.

Воспитательница, в целом, была неплохой, но несколько грубоватой. Поначалу это даже вызывало симпатию — ведь со вчерашними трехлетками в кризисе порой просто невозможно сюсюкаться, так они вообще без конца будут истерить.

В садике пошла волна педикулеза — неприятная история, но довольно обыденная. Сначала нам посоветовали купить шампунь от вредных насекомых — все родители произвели обработку детей, но не очень помогло — уже через неделю все дети дружно чесались, а обработку кроватей и постельного белья в садике пришлось делать родителям и Наталье Владимировне, воспитательнице.

Еще через неделю нервы начали сдавать — и у родителей, и у педагогов. Детей предложили коротко остричь — и большинство родителей согласились с этой мерой. Мой Егор и еще две девочки отказались стричься совсем — у всех были роскошные кудри, ну и возраст такой, что уговорить детей не получилось. Мы по-честному старались, рассказывали, объясняли — бесполезно.

На следующий день мы пришли за сыном и обомлели — к нам выбежал зареванный чужой мальчик с оттопыренными ушами и царапиной на побритой какими-то страшными клочками голове.

Оказалось, что воспитательница рассказывала детям о том, как она соскучилась по своим маленьким внучкам, но из-за вшей не может к ним съездить, потому что все выходные тратит на обработку. Начала при других детях стыдить сына, называя его слюнтяем, нытиком и девчонкой. Дети смеялись, а сын сначала терпел, а потом громко обозвал Наталью Владимировну дурой. Та, недолго думая, отвесила ему оплеуху — и наш мальчик, которого никто никогда пальцем не трогал, укусил ее за руку. Больно, до крови. В ответ взрослая женщина-педагог взяла ножницы и остригла ему волосы, как сумела — неровно и клочками, заодно поцарапав кожу.

У Егора случилась настоящая истерика — его едва сумела успокоить нянечка, буквально отобравшая мальчика из рук разъяренной женщины. Она же рассказала нам всю эту историю — и повторила ее следователю, потому что мы пошли в полицию. Затем — обратились к юристу.
На самом деле, очень многие случаи травли или унижения детей в детском саду можно рассматривать в плоскости трудового, административного и даже уголовного кодексов — главное, как нам объяснили, не опускаться на уровень физического насилия, а сразу идти на юридическую консультацию.

Сын сейчас ходит к психологу, услуги которого оплачивает бывшая воспитательница, волосы отрастают обратно, директор получила дисциплинарное взыскание, а «педагога» уволили по позорной статье — и она рада, что не завели уголовное дело. В детском саду ей работать запрещено — честно говоря, страшно представить, что могла бы сделать настолько неуравновешенная женщина, разозли ее ребенок сильнее.

Татьяна, мама шестилетней Лены: «Мы просто перевели ребенка в другой садик — терпеть травлю было невозможно, а искать правду — тяжело»

Наша история очень короткая: дочка начала страдать энурезом. Все прекрасно понимают, что это такое — это неприятно и для воспитателя, и для нянечки, но и для ребенка это огромный стресс. Сначала нам даже пошли навстречу — дочь начала спать на клеенке под простынью, но во сне ребенок двигается, простынь сбивалась... В общем, помогало плохо.

Воспитатель начала сначала насмехаться над Леной, затем — заставлять ее надевать памперс, а потом и другие дети стали издеваться над дочкой. Как только нам стало это известно, мы забрали ребенка из детсада — и проблема энуреза волшебным образом решилась. Думаю, дело было в сложных отношениях с воспитательницей — нам еще предстоит узнать причины заболевания с психологом, потому что у ребенка какой-то провал, она отказывается говорить на эту тему. В другой сад она ходит на полдня, только ради занятий, — а спит днем уже дома.

Эти три истории показывают, насколько разным может быть решение, если ребенка травят в садике. Конечно, здесь приведены крайние случаи — в большинстве случаев травля проходит в более мягком формате, но травма у ребенка все равно останется, если родители не постараются защитить его.

Помните о своих правах, о психике детей и о том, что молчать о буллинге нельзя — это всегда приводит к увеличению числа печальных случаев.